25.12.14

Секреты моей земли.


На презентации книги, мне передали записку «расскажите о степи», я отшутилась, потому, что нервы были напряжены, и я просто боялась заплакать. А рассказывать о степи без слез тяжело. Раньше это могли быть слезы восторга, счастья, чистоты от соприкосновения со сказкой. Сейчас, слезы от потери, так как в памяти всплывают черные, выгоревшие, окровавленные степи, звонящие и пугающие. Я не буду о них. Я буду о тех, по которым ходила с бабушкой, впитывая запах, влюбляясь в землю, открывая ей свое сердце, становясь единым целым с этим прекрасным миром. Нет, даже о степи не буду. Заплачу. Я расскажу вам о секрете сильной и прекрасной Роксоланы, который помог покорить ей сердце Великого Султана. 
Когда вы приедете на Донбасс весной, а я верю, что вы приедете, и проедете от Станицы Луганской до Провалья, ваше внимание привлекут ярко-розовые, нежные, чуть сиреневатые и бледно-зеленые растения, которые словно пух, словно облака, покрывают степные холмы. 
Дымка, прозрачная, таинственная вуаль Донбасса. Она укутывает придорожные посадки, устремляется вдаль, вьется над скалами и курганами, словно невесомый, летящий шлейф, струящийся за платьем весны. 
У весны много изысканных нарядов, но нежнее и тоньше, чем цветы скумпии, я еще не встречала.
А аромат?! Многие, впервые попадающие к нам в момент цветения скумпии, оглядываются в поисках пекарни. 
-Ах, как пахнет ванилью, - удивляются они, - кто же здесь, в степи, может печь пироги.
-Весна, - смеюсь я, - вы пришли к ней в гости, вот она и хлопочет.
Запах скумпии удивителен и так же нежен, как и её цветы. В нем смешаны тонкие нити горечи и сладости, как в любви. 
В Украине её называют Рай-дерево. Лиственные леса и холмы, украшенные цветущей скумпией или багрянцем её осенней листвы, яркой, воспламеняющей душу и кровь, словно пламя костра или небесная зарница, были так пленительны, что действительно превращали эти края в райское место. Может быть, поэтому скумпия главная хранительница женских секретов? 
У этого кустарника из семейства сумаховых удивительные не только цветы, но и листья. Нежно- зеленые весной, они постепенно темнеют с верхней стороны и белеют с нижней, а где-то в середине лета, белизна окутывает края верхнего листа, обрамляя его тонкой белесой подводкой, делая кусты серебристо-зелеными. Чем ближе к осени, тем быстрее меняет скумпия свою окраску. И вот ее листочки уже оранжево-коричневые, алые, багряные, зелено-красные, желто-красные, изумрудно-оранжевые и даже фиолетовые. В одной полосе или поляне, разросшихся из одного корня кустов, могут быть десятки разных расцветок, как цветов, так и листьев.
Когда-то давно скумпия кожевенная была одним из востребованных и дорогостоящих товаров, поставляемых казаками на Дон, в Московию и Сибирь, а потом и в славный город Санкт-Петербург. Дело в том, что этот высокий кустарник или небольшое изящное деревце, распространенное в природе от Средиземноморья на Кавказ и Малую Азию до Китая, растет в субтропиках и может достигать 12 м высоты, доживает до 80-100 лет и является реликтовым растением. 
Так вот для Украины, произрастание скумпии нонсенс. Наши суровые зимы не очень подходят для теплолюбивой красавицы. Но она все же облюбовала холмы Северского Донца, каменистые степи и таинственные курганы. Отвоевала у природы свое место под палящим солнцем и обжигающим ветром. Правда она у нас растет не такая высокая и раскидистая, как в субтропиках, но зато стойкая, игривая, нежная и завораживающая, как Украина.
В IX веке на Руси кожи вымачивали в жидком кислом тесте или квасе. Места дубления кож всегда имели далеко распространяющийся неприятный и тошнотворный запах. Потом их мяли, мездрили тупыми ножами, дубили в настоях различных растений, как правило это были липа, дуб, орех и сушили на распялках. В XVII веке, казаки завезли на кожевенные заводы непонятное растение, дававшее коже мягкость, красивую окраску и приятный аромат, делающий дубление более приятным. Когда кожи, дубленные неизвестным листом, показали при дворе, Царь и Великий Князь всея Руси Алексей Михайлович издал указ, обязывающий кожевников использовать при дублении кож «святогорский лист» , который заготавливали в окрестностях Святогорского монастыря на Донце и доставлять их в подмосковное местечко Чашниково, где был устроен сафьяновый завод, поставляющий кожу для кафтанов царедворцев. Из сафьяновой кожи, дубленной монастырской, святогорской скумпией, делали переплеты, обтягивали обложки самых дорогих книг, священных писаний. В Святогорске её много, так как монахи рассаживали драгоценные, дающие хорошую прибыль приходам и монастырям, кусты. 
Так что, возможно, известные сапожки Оксане, полученные кузнецом Вакулой из рук самой царицы, сделаны из дубленой в скумпии кожи, иного ко двору не поставляли.
Скумпия, как и степи, удивительным образом роднит Донбасс и Крым. Как будто связывая эти земли тайной, легендой, корнями, объединяя в непостижимом танце земли.
В окрестностях Мангупа, с севера, к нему примыкают три оврага, один из которых назван Табан-Дере — Кожевенный овраг, или Ущелье кожевников. Там жили ремесленники-караимы, которые вырубали в скалах особые каменные чаны и наполняли их дубильным экстрактом из тут же растущих скумпий и сумаха, а затем вымачивали в них бараньи шкуры. 
Поэтому и везли из наших мест в украинских, запорожских, казачьих обозах не только соль, но и лист, да тонкие ветви Рай-дерева. 
И даже, если и не торговал казак с кожевниками, то в его котомку походную украиночки всегда клали лист и веточки скумпии, чтобы спасти милого в походе от ран, так скумпия отличное ранозаживляющее, болеутоляющее и противовоспалительное средство, отравлений, кишечных болезней и пряным запахом напомнить о себе, любимой. 
Я не зря сказала о том, что скумпия хранительница женских секретов. Женщина расцветает вместе с землей. Весной, в чарующей сказочной дымке, распустившихся, словно перышки Жар-птицы, цветов скумпии девушки были похожи на лесных фей, поэтому и назначали свидания возле этих удивительных кустов.
Степнярки-знахарки использовали цветы скумпии для настоев и отваров, хорошо помогающих от желудочных болезней и язв, но и для плетения венков и украшения жилищ. Такие «заговоренные» венки привлекали внимание мужчин не только наложенным на них потаённым словом «на любовь», а своим ароматом, делающим жилища чище и привлекательнее.
Раньше каждая казачка, селянка, украинка знала секрет трав, силу земли, магию природы. И это было не колдовство, а передающаяся из поколения в поколение житейская мудрость.
Когда пленница Настя Лисовская попала в гарем, то в борьбе за сердце Сулеймана и право повелевать им, она отчаянно использовала переданную ей матерью земную мудрость.
Роксолана нашла купцов из Украины и попросила доставить в гарем ветки скумпии. Наложницы смеялись со странной, горделивой украинки, что-то заваривающей в чанах хаммама. Глупые, они не знали, что отвар Рай-дерева придавал коже нежность, изумительную гладкость, чарующий аромат и…таинственное, восхитительно-золотистое свечение. И когда танцевала Роксолана перед Сулейманом свой танец, по комнате плыла не только она, а и ванильно-мускусный смолистый аромат, окутывающий ум, сердце и душу Великого Султана и уводящий его в плен грез. 
Секрет Роксоланы был, ею, бережно храним. Она не доверяла тайну отвара никому из наложниц и всегда делала его сама. А когда кто-то переходил ей дорогу, то она невзначай рассказывала о «секрете» отвара. Ведь знала , что такое «переборщить» и зарвавшаяся соперница выходила из хаммама противно красно-коричневого цвета, который долго не смывался, особенно с белой кожи северянок.
Комнату Роксоланы и её покои всегда украшали венки из трав и веток скумпии. Может быть, это давало ей силы оставаться гордой и непокоренной, быть пленницей и не потерять свободу, ведь земля, родная земля, она всегда оберегает, передает силы и знания рода.
Полны сказкой и тайной мои Провальские степи. Летом они колыхают меня на волнах ковыля, дурманят запахом подмаренника или степной мимозы, вежливо кивают васильками, голубятся незабудками… 
Полна мудростью моя земля. Она готова отдать нам себя всю до капельки родника, до последнего зернышка в жнивах, до самой пронзительной синевы неба, до самого теплого света солнца, до кончика радуги, до трепета крыла парящего жаворонка, она отдает нам свои травы, свои пашни, свои знания. Бери, сколько хочешь, ей не жалко. Любви не жалеют и не считают граммами. Берем! Но любим ли мы её также сильно, как она нас, бережем ли?...




Дописати коментар