11.03.15

Физрук английского языка II. Предпраздничные ожидания.


- А помнишь, в 2011 на восьмое торт был? Трехъярусный! Больше десяти килограммов. 
-Да-а-а! И цветов тогда по три букета нам оставляли. И стол не пожалели. А в 2012, помнишь? Шампанское дарили, по бутылке!
-А концерт, какой был. Да-а-а! 
-И открытки. Открытки и тюльпанчик всегда дарили.
-И фрукты резали. Нам тогда даже ананас нарезали. 
-Ананас?
-Да. Ты ж, когда на работу пришла? В 2013-м? В тринадцатом просто на тарелки фрукты нарезали: яблоки, груши, виноград, апельсины. 
-Апельсины помню. И виноград.
-Ну, вот. А в 2012-м еще и ананас давали. Директор распорядился. Говорит, уборщица, тоже человек. Гулять, так гулять. И дал ананас.
-Молодец!
- А учителя, какие подарки получали. Сумки несли. Сумки! Такси вызывали.
-Ага. Я захожу убраться, а физичка перебирает букеты, мол, эти нравятся, эти жиденькие, эти дохлые, эти не люблю. Выбрала и мне отдала. Штук пять отдала. А сама сумки домой, сумки.
-А англичанке цепочку золотую подарили.
-То на день рождение.
-Та много ты знаешь. Я ж там убираюсь. На день рождение ей путевку в Египет дарили. А цепочку с кулоном на восьмое.
-Слушай, а ты ж теперь за физичку. И Зинка теперь училка, и Сонька. Это ж, шо ж, теперь нам должны подарки и цветы!?..
Последний вопрос то ли озарил, то ли озадачил лица сидящих в комнате: техничек Алевтины Митрофановны и Натальи Сергеевны, технички - лаборанта-учителя биологии Софьи Михайловны, технички - лаборанта-учителя физики Нели Александровны, технического работника, психолога и учителя истории и русской литературы по совместительству Зинаиды Андреевны, истопника, сторожа и физрука английского языка Афанасия Сидоровича Лелеки, и других членов педколлектива СШ № ЛНР.
Коллектив, правда, был не полный. Учитель труда и медсестра в одном лице Анастасия Викторовна, убирала свою территорию коридора. У учителя богословия Вячеслава Егоровича шел урок. Нет, он не вел урок, а наоборот, корпел над задачкой по геометрии, так как вне своих учительских часов был обычным десятиклассником Славкой. Уроки были и у Анастасии Ивановны-учительницы пения в младших классах, и ученицы 11-Б. Учитель истории Всевеликого войска Донского и Новейшей истории Новороссии был на стрельбах. Учения! 
Все ждали директора, который должен был по традиции поздравить коллектив с праздником и вручить женщинам цветы и подарки. Так было каждый год. А потом концерт от учеников. Потом праздничный стол. Правда, у каждого свой: у учителей в учительской, у техничек под лестницей в технической. Но торжественная часть была для всех одинаковая. И это было единственное равенство женщин перед весной и календарной датой.
Уставший от безденежья и оккупации коллектив давно не говорил о войне и о политике. После того, как школа наполовину опустела, а обещания директора воспринимались, как угроза, было принято решение наложить табу на высказывания об Украине, ЛНРе, России и Новороссии. Все устали.
Праздник давал маленькую надежду. Она была, как детская несмелая мечта в Деда Мороза, который должен был принести именно тот, загаданный подарок, а не очередную куклу или рукавички. А вдруг, раз, и зарплата, и мир и …об этом договорились не говорить.
Люди в ЛНР уже давно живут воспоминаниями. Иногда, слушая их «а помнишь», чувствуешь себя неловко, как будто подсмотрел, что-то тайно. И все чаще «а помнишь» звучит, как вопрос к самому себе «а было ли это». Кажется, что люди уже не верят своим воспоминаниям.
-Пошли,- позвала, завуч школы, заглянув в комнату.
Зайдя в зал школьной столовой, педколлектив недоуменно переглядывался. Ни ярких воздушных шариков, ни плакатов, ни стенгазет, ни коллажей на любимых учительниц, ни колонок и микрофона, ни столов, ни стульев.
-Какой-то сюрприз будет,- выдохнул кто-то.
-Тише,- тут же зашушукали, - директор идет.
Вошедший директор школы, нервно постукивал себя по ноге свернутой газеткой. Почему-то он не поднялся на сцену, а только на ступеньку. Ведущую к ней. От его взгляда стоящим стало не по себе.
- Что, праздника ждем, - как-то зло засмеялся директор,- будет, будет вам праздничек. Руководство подсуетилось. Приказом Председателя Совета Министров ЛНР всем устанавливается единая заработная плата,- он ударил свернутой газетой себя по ноге, - единая, равная, - выкрикнул он, - А?! Как вам? Хотели равенства? Теперь зарплату в 1200 грн. будут получать все от министра до уборщицы. Понятно?! От министра до уборщицы. Это меня, заслуженного учителя Украины, до уборщицы опустили?! До быдла? Меня?!- он еще раз ударил газеткой по ноге, - А вот теперь с праздником, восьмого марта. Праздником трудящихся женщин, равенства и единой зарплаты! – он браво соскочил со ступеньки,- Да пошли вы!- бросил застывшему коллективу и ушел, постукивая свернутой газеткой по ноге...
-Это шо ж, с 840 на 1200 грн. перевели, - засуетились технические работники, - повысили, значит, к празднику.
-Это что же, как так, мы часы, мы высшее образование, мы классный час, мы план, а зарплата, как у уборщицы,- опешила учительская часть.
Равенство, весна, праздник и хорошее настроение, впрочем, как и солнце, упрямо не хотело заглядывать в окна школы.
-Девчата, та не ссорьтесь, праздник же,- отрезвил всех звонкий голос Алевтины Митрофановны,- шо вы уже, как ополченцы на бурятов друг на дружку смотрите. Дык никто ж эту зарплату все одно не получит, чего сориться, бабы. Все равны, как мир, труд, май. Тю, март. Короче. Пошли, я самогоночки на зверобое из дому принесла и огурчиков. Всех нас одинаково поновороссили, чего ж его друг на друга-то пенять. 
Коллектив понуро побрел к выходу.
-А огурчики з хреном, укропом и вишневым листом,- допытывался Афанасий Сидорович Лелека, истопник-физрук, - то це бабы ж лучше всякого ананаса. Далысь вам ци ананасы, буржуи вы недоделанные,- еще долго доносилось из комнаты техперсонала, - без огурца и картошки жизни нет, скажу я вам, а от ананаса одна изжога…
Дописати коментар