04.04.15

Донбасс жив, пока там живут люди. Разные.


Часто задают вопросы, как вы там жили до войны, почему, раньше ничего веселого в жизни своих земляков не замечали, почему вообще там, все так изменилось. Отвечаю. Жили, как все. С бедами, радостями. Кто-то умиленно вытирал слезы под красным флагом, кто-то сжимал кулаки под оранжевым, кто-то обещал не гнать порожняк под бело-голубым, кто-то верил в сердечно-белые обещания, а кто-то просто жил и работал, без флагов, так, просто по-совести. 
Обычный среднестатистический город. Ужасная экология, власть, не менявшаяся 15 лет, шахты, степи, засуха. Сейчас, вспоминая, много хочется рассказать о том, как менялся Донбасс, как уходила после выборов и вновь появлялась после выборов вера в справедливость, как боролись мы и как боролись с нами. Историй много. И вот, думаешь, они не связаны с войной, а начинаешь разбирать, ан нет, это истоки войны. И много в этих историях и боли, и страха, и грусти, и безысходности, и смеха. Это жизнь. Я напишу и эти довоенные истории наших бед и побед. Не знаю, прочитаете ли, но напишу, даже для себя. Слишком много мы упускали из виду, на слишком многое махали рукой, мол, не важно. Оказалось, что сейчас, в войну, эти «не важно», сложились в огромный пазл, под названием «как уничтожили Донбасс».
Почему я начала писать только в войну? Да объясняла уже. Я ж не писатель. Страшно было, не понятно, абсурдно. Очень хотелось остановить, защитить, объяснить. И, поверьте, не только смешное подмечалось. А еще, как будто предчувствуя беду, хотелось любой ценой сохранить память о селе, земле, людях. Хорошую память.
А жили мы всегда с душой нараспашку. Вот, город, тот нет, тот все в себе, пыжился, важничал. В селе все от души и вон до того поля. Вот и хотелось сохранить эту душу.
Мы живем у границы. Никогда не сорились с соседями. Хотя казусы бывали. Не знаю, как где, а на Луганщине приграничье-это сплошной казус.
Только приехав в Гуково (Ростовская область) вы услышите «бардюр», «шо», «сальце», «куды прешь», «сапать», «городына», а за свадебным столом «ой, чи той кінь стоїть», «несе Галя воду», «ти ж мене підманула», а так же «добряче нагупатысь» под Верку Сердючку. 
Жители Свердловска и Червонопартизанска поздравляют свою родню в Гуково по радио, которое транслируется и тут и там. Гуковских, Новочеркасских и Новошахтинских девушек стараются выдать замуж за украинских парней. Основания веские: потому что в Украине живут богато, мужики зарабатывают хорошо, и сваха таку самогонку гонит, шо когда пьешь, тайга вздрагивает.
До России, через поле, рукой подать. Поэтому приграничных казусов до войны было много, но заканчивались они по-доброму, по-соседски.
Вот, например, у нас есть ставок (озеро). Ставок-это с нашей стороны, с Украины, а озеро-это уже другой берег, Россия. Оно за дальним Провальским кряжем, между скал, прямо на границе. Называется нежно «Змеючий». Змей там столько, что купаться в том водоеме никто не рискует. Можно вынырнуть в таком ожерелье, что нервы не у каждого выдюжат. А то и с «уловом» в «семейниках». 
Поехали как-то наши мужики на рыбалку. А клюет, как назло, только на русском берегу. Ну, рыбалка такое дело, мужики поймут. Наши для храбрости бах, потом за улов, шарах, потом…
Короче, картина маслом. Российские пограничники на берегу озера. Пара веселых кумовьев на берегу ставка и лодка с еще одни кумом посредине.
Русские пограничники кричат:
- Мужчина в лодке, вы гражданин, какой страны? Если вы украинец, то вы нарушаете государственную границу, если русский, то плывите назад, иначе будете нарушителем.
В лодке тишина. Плывущий, стоит в лодке, держит, как может равновесие, смотрит на них и молчит. С берега ставка:
- Пацаны, нэ гарячкуй, вин ще не определився. Но, вы лучше того, отойдить, от греха подальше. Бо ежели он определиться, шо он русский, то доплывет, будете пыжиков ловить аж до КПП. 
Погранцы:
-А если он украинец?
С берега:
- То це вже легче. Доплывет до нас, накатит, закусит и полезет раков драть.
Погранцы отмахиваются и продолжают орать:
-Мужчина, вы пересекли государственную границу РФ, немедленно вернитесь назад! Мужчина, вы пересекли…
Наконец, тот, что в лодке, начинает подавать признаки жизни. Оглядывается, всматривается в берег, в воду. И вдруг (пардон за интим), расстегивает штаны и начинает поливать воду перед лодкой. Закончив, гребет назад. У погранцов культурный шок.
Мужик, гребет к берегу и громко так ругается:
- Задолбали, эти пересИкли. Откуда я знаю, де они пересИкли. Я по своему пересИклил, так что ничего я вам не нарушал. Моя лодка за мои пересИкли не заплывала, а де ваши пересИкли, мне не видно.
Занавес. Мужики ржали так, что протрезвели. Рыба ушла, а пограничники обиделись.


А бывало, мужики вмажут и промажут. Деревни-то границей не разделены. Есть вообще такие, что пол улицы Украина, пол улицы Россия. А если по кукурузному полю, да после шахтного бутылька, то можно выехать так, сказать, в самое сердце Гуково. Вот как-то блуканули наши мужики. На мотоцикле с коляской. Один, тот, что за рулем, ну, почти, как стекло. Второй, в люльке, спал всю дорогу. Просыпается:
-Слышь, кум, мы де?
Водитель:
-Кажись в России! Сиди тихо, щас вырвемся.
Тот, что в люльке:
-Твою ж дивизию!
-Водитель, оглядываясь по сторонам:
-Не, наше поле. Значит, уже на Украине!
В люльке:
-Япона маты!
Через пару километров, тот, что водитель, поразмыслив, спрашивает люлячника:
-Слышь, кум, я что-то не понял. Почему, если мы в России, то «твою ж дивизию», а если мы в Украине, то «япона маты»?
Из люльки:
-Не, ну ты чудной, разницы не видишь. Если мы в России, то были у моей родни. А значит, твою ж дивизию, я еще за прошлый шарапухер с ними не рассчитался. Мы ж тогда ихнего кабана сожрали. А если мы уже на Украине, то япона маты, мы ж были в России, до родни не заехали, шухерпухера не навели, кабанчика не сожрали, и дешевым бензином не заправились. Ну?! Сечешь разницу?! Вся поездка насмарку!


И опять о «Змеючем». Рыбное там место. Тихое. Про ставок мало кто знает. Но, зараза, а не ставок. Самый клев всегда та том берегу, где ставок уже озеро. Да, да, на русском. Чего только мужики не придумывают, чтобы и рыбку половить, и нарушителями не стать. Пытались вплавь, но ставок так кишит змеючками всех пород, сортов и размеров, что брррр. Есть, конечно, смельчаки, переплывают. Но, почему-то бдительные погранцы, всегда наших определяют и депортируют на другой берег за бутылку водки. Даже, если на том берегу их рыбаки, то нашего пловца, сразу вычисляют. И тут, один из бригады, переплывает и…сливается с местным пейзажем, погранцы проходят и его не трогают. Раз, второй, третий…. Мужики пристали, открой, мол, тайну, как всех вычисляют, а тебя, нет.
-А я делаю истинно русское лицо,- говорит везунчик,- взгляд вальяжно-презрительный, типа, я, русский, шо хочу то и делаю, моя земля, мол, топай-топай, охраняй меня, отсюда подальше. Вот они и понимают, что я свой.
На следующий рыбдень, мужики, хорошо приняв для храбрости, переплыли ставок и, приняв позу «я властелин земля русская» и стали ловить рыбу.
Погранцы не заставили себя ждать. Стоят, ржут, фотографируют, но не трогают. Мужики раскрепостились, поняли, что их за своих приняли. Еще больше важности напустили. Кто, нога за ногу сел, кто травинку жует, кто насвистывает что-то. У погранцов истерика. Рыболовы еще пуще брови хмурят, губы дуют, важности напускают. Подходят к ним погранцы:
-Мужики, давайте так, за смелость и креатив даем вам три часа лову, потом марш на свою Украину, и чтобы это было в последний раз, понятно.
Ну, наши понимают, что попались, соглашаются со всем. А шо делать. Но берет их за душу интерес, на чём же они попалились. С этим вопросом они к погранцам, мол, поясните, как же вы нас определили, что мы не местные. Погранцы буйные в этот день попались, неадекватные какие-то. Опять ржать. Слезы вытерли, автоматы поправили и говорят:
-Мужики, а ничего, что вы все пятеро, голые, с трусами на голове, рыбу ловите?!
Ставок –то «Змеючий» и чтобы змейка не дай Боже, куда не заплыла, мужики разделись, труселя на голову примотали, чтобы на берегу одеться, но приняли на грудь, и…
И никто никого не расстреливал, ГРАДАми не утюжил, не защищал, ни проявлял братской любви до гроба. Ведь жили же мирно, спокойно пересекая, торгуя, женясь, выходя замуж, крестя детей, работая, тихо, с пониманием, так сказать, по-соседски. Почему сейчас так? Никто не понимает. Поверьте, никто. Даже там, в России. Начинают задавать вопросы «зачем мы в этой войне». Ищут ответы. Вот и хочется своими рассказами напомнить, отрезвить. И тех, и тех.
Я больше пишу не о тех, кто «за Украину», хотя и надо. Надо писать о подвиге обычных граждан выживающих вопреки ЛНРу и России, восстанавливающих водоснабжение после обстрела, электричество после урагана, лечащих, оперирующих, спасающих. Почему они это делают? Да, можно бравурно сказать «для ЛНРы», но я- то знаю, что нет. Они это делают для людей. Для простых, ставших заложниками политических игр людей. Для меня, моей мамы, моей кумы, для моей соседки тети Вали, для новорожденного соседа Егорки, для беременной Настюшки, для моего села, города. Новосозданные недообразования покинут нашу землю, верю. Но если не будет света, воды, газа, шахт, ее покинут люди. Опустеет земля, умрет, бери, кто хочет. Не захочет братский народ, потом, что? Восстанавливай Украина?! Донбасс жив, пока там живут люди. Разные. Есть и с кашей в голове, но больше-то с мозгами. Смешные и жестокие, умные и глупые, талантливые и бездари. Таких людей много по всей стране. Оглянитесь и вы увидите моих героев в Полтаве и Харькове, Одессе и Киеве, Закарпатье и Донецке. Да и сами заблудшие и потерявшиеся, услышав смех, прочитав о созданных и навеянных им страхах, оглядываются. Может, и они что-то увидят.
Дописати коментар