17.03.17

Весеннее "новоросское" или А ты, заплатил оброк?

В селе гурчат трактора. Весна! Я уже привыкла к этому звуку и не пугаюсь, как раньше. Посттравматический синдром та еще вещь. Я долго привыкала к звуку мирно работающих дизельных двигателей. Помню, как первый раз надвигающийся звук перемещающейся дизельной техники застал меня у сельского магазина. Я побледнела. Пыталась выяснить, что это грохочет, и перемещалась ли ранее военная техника по селу. Селяне меня не понимали, и что грохочет, не слышали. И только когда появился трактор на дороге, все стало на свои места. Мой страх списали на то, что я городская, и не видела техники. Я же молчала о войне, чтобы не пугать людей и не привлекать к себе внимание. Сейчас звук техники в поле, как песня. Весна! Весна и мир, что может быть лучше. Веселые, уже загорелые соседи-трактористы, заезжающие по пути домой за «тормозком», вызывают встречную улыбку. В селах люди часто улыбаются. Например, земле, беря в руки первую вспаханную горсть. Или глядя на пар, что поднимается над пашней. Или рассматривая, как за тракторами чопорно шагают аисты. Это красиво, весна в селе.
Весна дает надежду на будущее. В том числе на урожай. Это третья моя весна вне Донбасса. Это третий год войны.
Каждую весну я мониторю некогда родные Луганские пенаты, находящиеся в оккупации, на тему, что посеяли, сколько, как выживают фермеры, что сажают селяне.
Не посеешь, не пожнешь, ведь так?
В оккупированном Свердловске работает 5 крупных и более 10 мелких фермерских хозяйств. Их численность не выросла и не сократилась со времен «лнровской независимости». А вот посевные площади изрядно сократились. Не хватает посевного материала, удобрений, солярки. Изношенная техника, нехватка запчастей. Каждый год фермеры обращаются в «администрацию лнр» с просьбой о помощи. Им выдают солярку, семена, запчасти.
В 2014 году сеяли же еще украинские запасы и при Украине. Март 2014 года давал надежду. Правда, каждому свою. Тогда фермеры даже радовались, что кредиты не нужно будет в Украину отдавать, если... Мы не допускали «если», мы верили. Каждый говорил о своем, одни думали, как не отдавать кредиты и не платить налоги, вторые, как вырвать Луганщину из алчных триколорных рук.
На Луганщине нет государственных сельскохозяйственных предприятий. Только частные. И тогда, в 2014 году, у них еще были комбайны, трактора, запчасти, удобрения и семенной материал.
Осенью 2014 года фермеры, тихо возмущаясь, отдали часть зерна «на благотворительность», не из чего было печь хлеб для города. Им обещали вернуть.
На посевную в 2015 году от «власти лнр» выделили солярку, слили с поставляемых для военной техники. А вот о другой «гуманитарке», отдельно, подробно и красной строкой.
В 2015 году фермерам Луганщины «белые КАМАЗы» действительно привезли посевной материал. Зерно получили Свердловские и Лутугинские сельхозпредприятия. Про других не знаю, писать не буду.
Боже, я думала, что СМИ-«лнр» голову разобьют себе, так они пели осанны и били поклоны перед «восточным братом».
Народ порадовался, кто мог. Остальные осудили, мол, людям раздавать нужно, а не фермерским барыгам-куркулям. Ну, не любят на Луганщине куркуля. Это, видимо, с далекого 1917 года, генетическая память. Поэтому «осваивание» зерновой гуманитарки, как и дела фермерские, долгое время были без внимания общественности. Жизнь-то наладилась. Люди поехали в Украину, оформили две пенсии, гривневые карточки давали преференции при покупках в РФ. Курс НБУ такой показательный курс. Да и по правде говоря, к гуманитарным конвоям на Луганщине привыкли настолько, что их отсутствие вызывает зуд и раздражение у общественности, а присутствие воспринимается, как должное. И неважно, чьи эти конвои. Русские ли, ахметовские, укропские. Главное, чтобы бесплатно раздавали. Все!
Гуманитарка - это что? Гуманитарка – это халява, безвозмездно, то есть, даром. Жители оккупированной территории это обиженные «хунтой» люди, которым все должны. В том числе и Россия. Ну, она же обещала, дала военных, технику, пенсию в рублях, поэтому обязана содержать. Это быстро усвоили в «лнр».
Осенью 2015 года в «лнр» грянул гром. Правда, о нем не писали СМИ. Лишь фермеры тихо возмущались на собрании в «администрации». Оказалось, что посевной материал, который фермеры «лнр» получили весной - это не совсем гуманитарка, скорее даже совсем не гуманитарка, а беспроцентный кредит. А кредиты нужно отдавать. И это дело чести. «Новоросской» чести перед русским братским народом. Братья братьями, а долг платежом красен, говорит русская народная пословица.
Фермеры повозмущались (тихо) и отдали кредит зерном по заниженным (смешным) ценам.
Тут приехали фискалы «лнр», и фермеры заплатили налог. И согласно «указу Плотницкого» сдали зерно по заниженным ценам в закрома «родины». У одних фермеров на голове заколосилось от таких затрат, у других наоборот выпало. Система налогообложения «лнр» обещала не быть томной.
В середине зимы фермера сдали «продналог» на армию, милицию и комендатуру. К посевной 2016 подошли с нервно дрожащими руками, без удобрения, без посевного материала. Сеяли уже что было. В том числе и пересортицу. Зерно 2017 года. Это фураж. Поэтому некогда необыкновенно вкусный луганский хлеб, за которым тоскуют переселенцы, больше напоминает гычку, которую я даю уткам: полова, отруби, опилки, зерно. Хлеб приобрел странный вкус, консистенцию и запах.
Но и это не главное. Ха! Это «русские братья», а не какое-нибудь хухры-мухры, и даже не «укропы», это орда, саранча и (здесь я опущу высокий лексический слог, которым в совершенстве овладели фермеры, после «набегов» «братьев» с Востока. В «администрацию лнр» в 2017 году поступило требование от фискальной службы РФ уплатить двадцатипроцентный налог с полученной в 2015 году зерновой гуманитарки!
Офигевшие фермеры считают, что дешевле было не брать это гуманитарное зерно. Но в связи с этими превращениями «гуманитарки» в кредит, в «лнр» у многих граждан возникает вопрос - а не взыщут ли двадцатипроцентный налог со всех, кто получал российскую гумпомощь, в виде продовольственных и лекарственных наборов? Вот это будет номер! Русские они такие русские!

Дописати коментар