08.07.15

Эхо войны


(Прошу не только прочитать, а высказать мнение, особенно спецам в соответствующей области)
Где-то за полгода до российско-украинской войны в районе моего поселка нашли снаряд, который спал в земле 70 лет. Спящая смерть или эхо ушедшей войны, - называли такие находки в прессе. Сколько их сейчас на Донбассе? Растяжек.
Блиндажей, наполненных оружием. Мин. Ловушек. 
Об этом уже говорят многие. Восстановление Донбасса не возможно до полного его разминирования. Вторая мировая 70 лет напоминала о себе ржавыми оскалами не разорвавшихся снарядов. А эта война, чем аукнется она? Каким оно будет эхо современной войны?
Все чаще сообщения от земляков пугают. Все чаще заставляют думать.
В зоне оккупации высокий рост самоубийств. Покончившие с собой как мужчины, так и женщины, возраст от 15 до 80-ти, причины сведения счета с жизнью разные. Первые суициды, которые фиксировались в октябре 2014 года-феврале 2015 года, были связаны с голодом. Сейчас…
Сейчас сообщения о психологическом состоянии людей в зоне потрясают.
В зоне высокий уровень алкоголизма, заканчивающийся белой горячкой и суицидом. Возрастной порог от 12 до 60-ти лет.
В зоне высокий уровень наркозависимых, заканчивающихся галлюцинациями и суицидом.Возрастной порог от 14 до 60-ти.
В зоне высокий уровень психологических заболеваний. Люди слышат в голове голоса «из телевизора», новости, целые передачи, ток-шоу. Они говорят, что этот гул новостей, призывов, повествований просто не заканчивается. Мне пишут знакомые, которые раньше были не замечены в «разговоре со стеной». Они с ужасом констатируют, что не в состоянии избавиться от постоянного присутствия гула из голосов ведущих российских телеканалов. Люди видят галлюцинации, которые они воспринимают, как явь. Они рассказывают только им одним известные новости, которые они «видели», «читали», «участвовали». Мой знакомый нарколог, сообщившая мне эту информацию, рассказывает, что к ней приходят люди, которые просят «выключить у них в голове телевизор». 
Негры, легионы НАТОвских войск, высаживающихся из самолетов, немцы в форме времен Второй Мировой, инопланетяне, летающие тарелки со свастикой и флагом Правого Сектора, собаки с головами людей, змеи, ползающие по городу, вода в ванной, окрашенная кровью, люди, бегущие в атаку в форме советской армии и танки со звездами (свастикой) ведущие бой на улицах города…это не полный список видений, описываемых пациентами на приеме у нарколога.
В детском саду одного из поселков города воспитатель сажала детей у стены и «включала» мультики. Она кричала на детей, что они шумят и мешают ей смотреть телевизор, уговаривала их смотреть «Ну, погоди», которые якобы шли по «телевизору». 
Все чаще вполне здоровые с виду люди говорят «вот, смотри, сейчас я смотрела (читала) ах, новости закончились (страница пропала). И то, что они «видела» или «читала» найти в Интернете никто не может. 
«Люди с телевизором в голове» - это женщины в возрасте от 30 до 55 лет. Это постоянные интернет-пользователи сайта «Одноклассники». Многие из них имеют высшее образование, семьи, доход, не голодают. Женщины, живущие в зоне, спиваются. Врачи, работающие в зоне оккупации, констатируют рост женского и подросткового алкоголизма. 
В кабинеты врачей наркологов, психиатров очереди. В зоне нехватка психотропных средств. В Луганске в день до 10 вызовов «психиатрической скорой помощи». Основные пациенты с первичными признаками шизофрении или психических расстройств, это молодые люди в возрасте от 18 лет до 35 лет. О нехватке психотропных препаратов открыто говорят по телеканалам «Новороссия-24» и ЛОТ. 
Те, кто принимал участие в боевых действиях, идут в свой «незримый» бой теперь каждый день. Повышенный уровень агрессии опять же порождает суицид, видения, ведет к алкоголизму и наркомании. Пришедшие «на побывку» ополченцы расстреливают свои семьи, жён, по подозрению в измене, сослуживцев, по подозрению в работе «на укропов». 
Что это? Эхо современной войны? Почему всплеск суицида, психологических заболеваний именно в зоне оккупации, где работает исключительно русское радио и телевиденье?
Я понимаю, осознаю, что «поехать крыша» может у тех, кто воевал, так называемый «афганский синдром», но, как объяснить «общение с телевизором» в голове у тех, кто не воевал.
Будет ли когда-нибудь расследовано это преступление против человечества или снова останется тайной и недосказанностью в одной из глав о геноциде украинского народа? Я не психолог, не нарколог, не врач. Мне просто болит. Болит войной, болит родным городом. Я слушаю земляков. Я пытаюсь их понять. Я анализирую факты. Я хочу услышать мнение специалистов. Что происходит в зоне оккупации?
Дописати коментар