04.05.15

Интервью стране, которой нет на карте или Навороссия на глобусе России.


Мне тут немножко вражьи силы мешали умничать, и я не успела вам рассказать, как же провела свой день рождения. 
Сижу, думаю, как же надоело писать о войне. Вот не хочется больше ни об оккупантах, ни об упырях, захвативших мой город. Хочется банального и хорошего.
Мимимишек там разных, котиков. Рецепты обсуждать или что сеять-сажать. Цветет же все, лопушится. А ты, как «радистка Кэт» в подполье. Те зашли, те, вышли, те упились, те взорвались. Год войны, это много. Слишком много для страны, а для одного малюсенького человека и подавно. Но…
Сижу, значит, нежусь в лучах поздравлений, пожеланий, обнимашек и тут, бамц, звонок. Номер незнакомый. Осторожно:
-Доброго дня, слухаю!
- Доброго дня, можна почути Олену Степову,- спрашивает трубка приятным голосом молодого человека. 
«Свои»- подумала я улыбаясь:
-Це я, слухаю вас!
-Тобто ви і є Олена Степова она же Елена Степанец?
Услышав резкие нотки в голосе и переход на личности, настроение хмыкнув «меня сегодня не испорить» рвануло в ФБ к друзьям, туда же свалила улыбка, юморнув «за ложный вызов можно и привлечь» (умничает, за работой скучает). 
-Да, подтвердила я, с кем имею честь разговаривать,-спросила я, предчувствуя ответ.
-Вас беспокоят с телевидения «Новороссия-24», мы бы хотели вызвать вас для дачи интервью, связанного с рядом выдвинутых вами обвинений в отношении представителя правительства ЛНР.
Срочно вызванная дежурная улыбка выдав «не моя смена, шо ты меня дергаешь, ходють тут, звонють, увесь телефон задзвонылы», грюкнув бронью окошка в вахтерке, свалила к настроению и улыбке на поля тырнета. 
Верным оруженосцем из глубин сознания, не спеша и мурлыча что-то свое, выплывало ехидство.
«Кого это, интересно, из высоконечтимых мне удалось достать?! Так, звонящий говорит «вызвать» и «выдвинутых», значит все серьезно. Ну, ладно,-решилась я принять бой,-все равно вон, ехидство уже когти точит. Не дашь ему размяться, оно же потом весь день будет за тобою ходить и ехидничать. Пусть на врагах изощряется».
-А вы вообще-то кто,-начала я пристрелку позиций,- с кем имею честь разговаривать.
- Журналист!- холодно ответила трубка.
-И давно,- не сдавалась я,-что-то я ваш голос не узнаю. Максим? Леонид? Александр?Как давно вы работаете на телевидении? Я всех знаю, а вас не узнаю. Откуда мне знать, что вы с «Новороссии-24», может вы укроп, или хунта, а может вы вообще фошист?
Трубка икнула от удивления.
- В смысле?
-В прямом. Как давно вы работаете на телевидении?
-Ну, уже три года, а что?
-То есть вы работали еще на украинском телевидении,-в моем голосе появились нервно-истерические нотки,-я так и знала. Подстава. Засада. У вас там, что, совсем люстрацию не проводили. Да как можно допускать к работе тех, кто был замечен в работе на укропов. Все! Я звоню Плотницкому. Нет, лучше сразу Цареву. Безобразие!
Трубка занервничала:
-Не надо никому звонить. Вам перезвонят.
«Куда, слабак,- возмутилось ехидство,- вот, блин, я ж еще не начинало»…
Телефон нервно мяукнул тем же номером. 
«Красава,-бросилось к телефону ехидство,-давай, давай, родной, интервьюируй же меня наконец».
Но голос в трубке был уже другой. Более серьезный и более холодный:
- В чем проблема? Почему вы не хотите явиться для дачи интервью?-спросила трубка без дежурного «здрасьте».
-Ну, что вы. Я хочу. Очень. Просто меня смутило, что на ответственном посту журналиста новороссии, работает человек. Работавший ранее на укропов. Так нельзя. А вдруг шпион? А вдруг…
-Мы учтем ваши замечания,-холодно отреагировал телефон.
-Обязательно учтите. Вот вы сам, сколько на телевидении новороссии?
-Ну, где-то месяца три.
-О, нормально. Вот сразу видно, ответственный, без этих фошистских ноток в голосе. Так сказать, исконный новоросс. С вами буду разговаривать. Но, все равно, надо сообщить Плотницкому, чтобы не дай Бог, кто-то с укропскими корнями. Не дай Бог. Это очень, я вам скажу, не того. Это очень, я вам скажу того, не того. Должна быть люстрация. Очистка совести, кармы, ауры. Новая страна, новые герои. Новые профессии. С нового листа. А у вас?! Хм! Какое-то недоновороссие получается. А Ново-Россия, ведь старше на сотни веков, чем Россия. Вы должны беречь генный код.Вы читали теорию Фельдмана-Розенбольда о том, что именно новороссы были основателями России? Поэтому Россия должна, так сказать, делится нефтью, газом, землями и другими непосильно награбленными у чесных новороссов богатствами. А сколько славных новороссов были незаконно лишены новоросского гражданства…
Трубка опешила:
- А что есть такая теория?
-Что вы,- укоризненно покачала я головой,- это целая наука, целое исследование в отделе филосотеологии православореликтоведения. Надо знать историю рождения своей страны. Вот так, понабирают в ответственные лица лиц с сомнительным прошлым и что? 
-Что?- насторожилась трубка.
-Потом целые страны пропадают! Переписывают историю, подменяют понятия, искажают факты. Тихо. Не заметно. И бац! Нет Новороссии. Есть только Россия. И весь газ и алмазы где? В России. А должны быть где? В Новороссии! Такие лазутчики могут так аккуратно сработать, что и не заметите, как будете искоренять все бурятское. А ведь буряты, именно эти малозаметные парни и были истинными подвижниками новоросских идей в русском обществе. Еще, знаете, когда Ломоносов ехал в Питер, а Державин… 
-То есть, вы хотите сказать, что их к нам не случайно привезли?
-Конечно. Будут восстанавливать на генном уровне настоящий новоросский типаж. А то, я смотрю, как-то охохлячились новороссы, искоренила проклятая хунта новоросо-бурятские гены,-вздохнула я трагически.
-Так. Стоп. Вы меня запутали. Давайте сначала.
-Давайте.
- Вам надо дать интервью.
-Кому?
-Нам.
-Почему?
-Вы в своей статье написали, что Ирина Кальниченко (ф.и.о изменены) продает детей в рабство.
-Я? Когда? Где? О Ирине Кальниченко? Та вы шо?! Я более чем уверена, об Ирине Кальниченко в моей статье не было ни слова.
- Но в Фейсбуке.
-И что я написала?
-Ну, вот вы пишите:« В Ровеньках, к примеру, народ в комендатуре еще креативнее. Если пришли просить гуманитарку, могут забрать детей в приют (детский дом), а потом отдать на усыновление более обеспеченным гражданам в соответствии с российским законодательством. Всех просящих, тут же заносят в черный список. Нечего роптать и отвлекать коменданта от насущных проблем похмелья. Да, эта идея с усыновлением, принадлежит матушке и по совместительству члену ПР и члену исполкома Ровеньковского горсовета. Ее бизнесом (отправка в РФ детей и стариков, торговля людьми для использования в попрошайничестве и проституции) уже заинтересовалась ГРУ ЛНР». 
-Все верно. Но где здесь идет речь об Ирине Кальниченко. Где конкретно указана ее фамилия, описание ее внешности?
-Хм. Действительно, таких данных нет.
-А откуда вы узнали, что этими грязными делами занимается эта женщина?
-Она сама позвонила и сказала, что вы ее обвинили, а она вроде этого не делает. И она требует вас вызвать в ЛНР на до…на интервью.
-Так. Давайте размышлять. В статье нет ее фамилии?! Нет! В Ровеньках одна церковь? Много. В Ровеньках одна матушка член ПР? Все члены ПР и КПУ. Так с чего вы взяли, что речь о конкретно этой женщине?
-Она сама сказала.
-Хорошо. Идем дальше. Человек узнает себя по описанию, звонит вам и признается в совершении преступления перед народом Новороссии. Что вы, как журналист и гражданин обязаны сделать? Сообщить о преступлении в органы и провести журналистское расследование. Правильно?
-Ну-у-у, как бы да,-теряет уверенность трубка.
- Чего сидим? Мне звонить или проявите сообразительность?
-Да, да, не волнуйтесь, мы разберемся,-активничает трубка,-одно не понятно, о ней действительно в статье ни слова. Под описание подходят десятки людей, почему же она нам позвонила и орала, что это вы ее описали?
-Хороший вопрос, обратимся к логике. Человек узнает себя и свои действия по среднестатистическому описанию, начинает требовать убрать, сори, интервьюировать оппонента, раскрывшего в своей статье преступный синдикат. Может, боится? Может, описание соответствует? 
-И я вот думаю об этом. Спасибо за содержательную беседу и помощь в раскрытии преступления. С вами приятно общаться. 
-Да, обращайтесь, мне не жалко.
-Ой, так вы приедете на интервью? Просто реально с вами интересно.
-А куда?
-Луганск. ЛНР. Новороссия.
- Приеду, почему нет. Может быть еще ряд преступлений раскроем. А как добраться? Вот из Европы к вам самолеты летают?
-Нет. К нам только поездом до Лисичанска, это если из Украины, потом автобусом.
-А если из Европы?
-Ну, тогда самолетом до Киева, а потом поездом в Лисичанск и автобусом к нам.
-Я вот сижу, смотрю на глобус, ни как не пойму, как ни крути, а где это Новороссия. Украину вижу, Россию. Казахстан. В какой точке мира на карте ваша страна?
-Ну, нас еще на глобус не внесли. Вы же понимаете, укры противятся, ставят палки в колеса. Но мы все равно добьемся признания. 
-Это правильно! И Путину письмо коллективное с подписями отправьте. Мол, беда, товарищ Путин, туроператоры и пилоты могут к нам не попасть. Никто не знает, как к нам лететь. Требуем срочного нанесения нашей страны хотя бы на глобус России.
-Мы можем тему следующей передачи сделать «Новороссия на глобусе России».
-У вас прекрасный нюх. Журналистика ваше призвание. И не забудьте о расследовании. 
-Спасибо. Я вам обязательно сообщу о результатах. Всего наилучшего.
…Настроение, улыбка и дежурная улыбка, икали под сосной, собирая из шишек глобус России. Ехидство, мурлыкая и потягиваясь от удовольствия, ушло жевать пасочку с крашеночкой. Они еще не знали, что вечером наши недруги забанят нас на ФБ... 
…Читают ведь, а. И себя узнают. И свои преступления. Ой, сори. Свой вид деятельности. А я еще сомневаюсь в правильности доноса информации, думаю «писать или не писать». Вот, после моей публикации об оленеводстве Донбасса даже совещание в исполкоме проводили. Говорят, вру, нет оленей в городе, проверяли. Но это уже другая история.
Дописати коментар