04.05.18

Вера -это тоже фронт

Рассказывать людям на четвертый год войны о том, что у войны много граней, о том, что война ведется на всех фронтах и поэтому называется гибридной, сложно. Война -это не только обстрелы, оружие, это и люди, и слова, и политика, и история, и мотив, и даже бизнес. Я, человек, никогда не видевший войн, не скрываю, что многое, а вернее все, что мною было увидено и пережито, редко стыковалось с официальными познаниями истории, вложенной в меня за школьной скамьей. Больше, если можно так сказать, опыта, на который я опиралась, было получено из рассказов бабушки и дедушки, прочитанных вне школьной программы книг и логики. Многие проводят параллели с той, Второй Мировой войной, мол, а вот Сталин, а вот Гитлер, а вот… Если честно, то, да, есть моменты, которые могли бы объединить стратегию или пропаганду того времени и нынешней ситуации, но это всего лишь моменты. Вот крик «забрать и поделить» и «всех расстрелять». Почему-то он ассоциировался не со Второй Мировой (ну, или псевдо-Отечественной, чтобы русским было понятно, о чем я), а с революцией 17-го и штурмом пролетариатом винных магазинов и домов дворян-«олигархов». Вот этот быдло-люмпен, снующий на митингах, и шушукающийся «пабагатому», чиновники с заплывшими жиром оченятами, рассказывающие о «киевской хунте» и обещающих райскую жизнь с Россией, почему-то тоже упрямо стыковался с пролетарским октябрем и броневичками. А вот «освобождение» Донбасса Россией, все же да, ассоциировалось с оккупацией 1941-45 годов и фашистами. Именно так вели себя «освободители».Я, например, не знала, что война настолько многогранна. Что даже дети на войне, это ее грань. Школы. Газеты. СМИ. Журналисты. Писатели. Пропаганда. Экология. История. Политика. Философия. Регресс. Деэволюция. Социум. Религия. Вера. Люди. Это все грани войны. Каждый из нас, грань войны. Война, лично для меня, это, прежде всего люди, а не оружие. Ведь именно люди делают пропаганду и верят пропаганде. Люди используют людей. Например, в церкви священник, он же человек, да, внушает людям, прихожанам страх перед «украми» и необходимость умереть за идеи «наварасии». Люди решают брать ли им в руки оружие или нет. Вот, опять же, пример, жители Донбасса могли не верить русской пропаганде, или отказаться брать привезенными русскими оружие. Могли! Но не сделали этого, так как их на войну влекли жажда «забрать и поделить», «всех расстрелять» и «пабагатому». Алчность. Зависть. Страх. Жажда крови. Жажда овладения. Фобии. Эти эмоции, ставшие движущей силой войны на Донбассе, так как именно они влекли людей к оружию. Политики всего лишь умело вкладывали картинки и слова в благодатную почву, в мысли, эмоции, уже наполняющие души донбасских «путинвведистов» и русских «дидывоевальщиков».
Война многогранна. И гибридна. Она велась задолго до первых выстрелов и захватов зданий. Это и уничтожение украинской культуры, церкви, языка, армии, пропитка социума ядом шовинизма, русизма, империализма, расизма, ксенофобии, русского национал-фашизма. Это перекупка чиновников, вербовка военных и спецслужб, покупка журналистов и депутатов. Это создание пророссийских фракций, партий и общественных движений. Первыми, кого мы увидели на Донбассе, были официально зарегистрированные в Украине «общественники» из общественной организации «Всевеликое войско Донское».
То есть, как видите, и культура, и язык, и даже вера, стали фронтом. И вроде бы написано о войне много, и изучено, и доказано, а все равно находятся темы, которые нужно осмыслить.
О гранях войны я пишу регулярно. Стараюсь не упустить ни одной. Ведь все эти грани составляют карту войны. И, двигаясь по разведанной территории, значительно легче и победить, и восстановить можно быстро и без потерь, если заранее знаешь все возможные проблемы. Поэтому и существует информационный фронт, который держат журналисты и блогеры Украины.
И все равно видно недоработки. И не все понимают гибридность этой войны. И не все видят все ее грани. Поэтому иногда приходится повторять темы. Экология. Медицина. Криминал. Психологическое и информационное воздействие. Расставлять по полочкам настоящее и прогнозировать будущее. Проводить исторические и логические параллели. Это дает результат. Проблемы начинают быть не только видимыми, но и осознанными.
Сегодня хочу поговорить о том, о чем практически не пишут в СМИ. О том, что мы потеряли в этой войне?
Первое, что скажет читатель- наши бойцы! Да, это наши страшные потери, наши Люди, отдавшие себя за наше будущее и наши жизни. И даже за тех, кто «это не моя война». Территория! Да, ведь Крым и Донбасс, это наши земли, ресурс, природные ископаемые, которыми пользуются оккупанты, и которые загрязняют оккупанты, превращая оккупированные земли в пустыни. Мирные граждане, которые гибнут от рук оккупантов и террористов. Их много. Их как-то вообще не замечают. Ну, подрыв на мине, ну, расстреляли, ну, изнасиловали. Статистика. Ее даже не пытаются осмыслить. А это то, что война принесет на любую оккупированную территорию. Но эти три информационные точки, это общеизвестные факты. А дальше? Задумывались ли вы, что мы потеряли на этой войне?
Ах, да, о нас, о беженцах, чуть-чуть, чтобы не раздражать. Беженцы потеряли дома, работу, вещи, часть жизни, привычный уголок личного мира. Во многих семьях прошел раскол, разрыв между родными людьми. Потеря близких, любимых, животных, любимых уголков, наполненных памятью о праздниках и датах, о свиданиях и встречах. Это все незначимые мелочи. Опустим их. Хотя… Война, это одна сплошная линия потерь. У многих из нас теперь есть папка с названием «до войны» в которую мы часто боимся заглядывать, чтобы не было больно. И каждый, кто пропустил войну через себя, может рассказать о личных потерях. Моральных. Физических. Ментальных. Материальных. Духовных.
Люди, которые алчно и зависимо впитывают пропагандистские материалы, верят в то, что «гражданская война», «Порошенко напал на Донбасс», «Русских там нет», «Россия наши братья». Это тоже наши потери. Посмотрите сколько в соцсетях русских либералов-блогеров-«беглецов» рассказывают украинцам, как правильно жить и как правильно воевать с русскими. И сколько украинцев, верит в русских либералов, друзей Украины. Посмотрите, как умело русские пропагандисты забирают у нас наших граждан, играя на их чувствах, страхах, фобиях, сталкивают «саакашвильщиков», «юльщиков», «свободовцев» с «порохоботами», как стравливают нас, играя на банальном чувстве патриотизма, ловят, подменяя понятия, делают из нас врагов и проводят линию фронта в Украине. Мы даже вне огневого фронта несем потери, потому что фронт в гибридной воне, он везде. И каждый гражданин, повторивший за телевизором «повстанцы», «гражданская война», «не моя война», «эта ваша Украина» -это наша потеря.

Да, именно так, мы несем интеллектуальные и моральные, эмоциональные потери, ведь те, кто верит в русскую пропаганду или в правильного гетьмана, что придет и наведет порядок (чем не донбасяне с «путин придет- порядок наведет»), никогда не пойдут защищать страну, не поддержат АТОшника и переселенца, не помогут СБУ, не поддержат реформы и Президента, не выдадут окопавшегося в нашем тылу врага и не сдадут кровь раненному, они будут злорадствовать, упиваясь горечью наших поражений и радоваться победам врага. Единство народа- не будет ли это еще одна потеря в этой войне?
После агрессии России для меня церковь занесена в разряд потерь. Московский патриархат на Донбассе стоял у истоков войны, ковал фундамент апологетов «русского мира», проповеди, больше похожие на призывы убивать «укропов», манипуляция верой, манипуляция людьми. Вспомните, как люди с иконками блокировали подход наших военных к границам. Кто их вел? Церковь!
Список потерь огромен. Эмпатия. Я перестала сочувствовать землякам, русским. Одним по причине потери доверия, как много встречаю среди жертв «мирных» апологетов –триколорадников, кричащих на мартовских митингах «путинвведи», до сих пор не осознавших своей вины за эту войну. Вторым, по причине самой войны. По причине умелого топтания по этой нашей самой эмпатии своими «давай обнимемся, брат», «дркторами лизами» и прочими миротворицами.
«За Одесскую хатынь», «За Беркут», «Деды воевали»…фашизм, экология (вспомните фейки о сланцевом газе), «гей-Европа», «концлагеря под Одессой», «газовые камеры», «монтажная пена», что только не использовали русские, чтобы посеять панику и страх, заставить сострадать и героически защищаться от иллюзорного врага. Иногда кажется, что русский монстр питается нашими чувствами, так важно для русских вызвать эмпатию, потоптаться по нашим ранам.
Нет, нет, я не сбрасываю со счетов тех, кто кушает эту пропаганду обоими ушами. Верит. Вот эту веру трудно растоптать. Иллюзорную веру вообще трудно растоптать. Убивается настоящая. Я всегда пишу о том, что война это, прежде всего, люди. Люди, как ресурс, как потребитель той же пропаганды. Достаточно посмотреть на количество пересекающих линию разграничения из ОРДЛО. Они там, в критическом большинстве шипят «усраина», верят в пропагандистские «трусики» и едут «во временно оккупированные Украиной территории лнр», чтобы получить украинскую пенсию и купить украинские дешевые и качественные продукты, натянуто улыбаясь на блок-постах украинским военным, а потом, вернувшись, выливают свою желчь в соцсетях «АДноклассников»- «а в укропии еще хуже». Когда наблюдаешь за всем этим, понимаешь, что убивается еще и вера.
Вера! Это, наверное, самая сильная из потерь. И поэтому я напишу о ней чуть больше.
Вера, это именно та причина, по которой я никогда не вернусь в Свердловск даже, если он станет Должанском. Я верила кумовьям, родным, друзьям, коллегам, городу, социуму. Мою веру растоптали доносами, колорадками, триколорами и «скажи спасибо, что не расстреляли», и вот этим отношением, потребительским отношением к Украине.
Мою веру экс-родные люди вынесли из моего дома, растянув остатки моего имущества по своим закромам. Мою веру выкопали в моем саду, как мои розы, пафосно сообщив мне, что они мне больше не нужны в моей новой жизни. Мою веру убили в церкви, когда освящали там автоматы, повязанные колорадкой. Могу ли я доверять тем, кто вчера кричал мне в телефон «эта ваша Украина», а сегодня шепчет «ты не так поняла, мы не этого хотели, нас обманули»? Могу ли я повернуться к ним спиной?
Вера! Иллюзорное чувство, которое оказалось так важно в этой жизни. Как жить без веры? Русские украли у меня веру.
Тысячами ботов в интернете, маскирующимися под украинцев, гадящих, банящих, нарушающих мою свободу на слово и общение. Они топтали нас, верящих, что общение может быть безопасным и свободным.
Моими земляками, которые обрусев, стали мародерами моего города и края.
Россия растоптала мою веру, сделав церковь десницей войны, направляющей людей на смерть, ввергающей людей в хаос.
Вспомните, как миллионы людей во всем мире на разных языках писали «свободу Надежде Савченко»? Вспомнили? Это тоже растоптанная вера. Это украденное у нас право на поддержку, защиту и эмпатию, это разрушенное в нас доверие. Сколько я слышу сейчас в ответ на просьбы организации акций в поддержку Владимира Балуха, Станислава Клыха, Олега Сенцова- «мы уже поддерживали Надю, она нас предала, хватит».
Растоптанная вера! Классической манипуляцией с эмпатией, зная, что украинцы своих не бросают, при помощи алчной бабенки, не гнушавшейся врать миру, русские манипуляторы цинично топтали нашу веру, информационно испражняясь нам в души.
Если вдуматься, ведь проект «Надя» это операция на самом нашем сокровенном: умении любить, защищать, эмпатировать. Эта манипуляция такая же циничная, как прикрываться женщинами и детьми на фронте. Это русское, притворно приторно врать, используя эмоции, слезы, чувства, играть, мимикрировать, для достижения своей цели. Мы-то, открыты, эмоциональны, с душой, со слезами, с эмпатией. Все пропагандистские «распятые мальчики» ведь направлены на то, чтобы затронуть чувства.
Задумайтесь, о фарсе под названием «Надя-голодает» знали все: сама Надя, ее родня, ее адвокаты (русские), Юлия Тимошенко, депутаты, журналисты. Все они, зная правду, манипулировали нами, нашей верой, чувствами. Это лучший проект ФСБ, «наша Надя».
Позволяют ли себе другие заложники ОРДЛО или политические заключенные в России видео из суда, факи, тризубы, наигранное хамство? Уделяют ли СМИ России и Украины оставшимся в застенках России политзаключенным столько информационного времени, как Наде Савченко? Нет! За это не платят! То, что позволено…Ну, вы сами знаете!
Растоптанная вера! Это самая страшная потеря этой войны. Сможем ли мы залечить свои раны? Поверить снова? Объединиться вопреки?
В информационном пространстве, в том же ФейсБуке нет информации о действительно голодающем Балухе, о его жизни в тюрьме, о его старенькой матери, оставшейся один на один с бедой, о побоях и поборах в тюрьмах, о слабеющем Клыхе, о неунывающем Сенцове, о бунтаре Кольченко.
Информационное пространство отдано под психологический симулякр «Надя», продолжающий топтаться на остатках нашей веры.
И если вы думаете, что русские тюрьмы для украинцев, это права человека и вот все эти киношные версии толерантности и честных вертухаев, то сильно ошибаетесь. Там украинцев ненавидят. Что мы знаем о каждом дне наших заключенных, проведенном в тюрьмах России? Что мы знаем об их попытках бороться, выжить и вернуться?
В украинском информационном пространстве витают русские перебежчики, прилизанно-чопорные либерасто-эксперты, точно знающие, как жить Украине, доморощенные Мураевы, Гепы, Добкины, Медведчуки и другие Тимошенки, цинично цедящие «я как Президент, сделаю лучше», «русских там нет», «Порошенко напал на Донбасс». Но, это информ-пространство. Это грань войны. Подготовленная русскими задолго до нападения.
Мы, общество, мы так же избегаем этих тем. Тем политзаключенных . Их жизни. Их поддержки. Их боли. Их страданий. Их борьбы.
Мы стыдливо отводим глаза, мол, сори, народ, но уже раз поддержали. Мы, обжегшись на пламени «Надя» дуем на воду, боясь сказать свое слово в защиту тех, кого затмила эта зловещая тень, удачно и фантастично состряпанного симулякра, отточенного под все наши «поел и в шапке».
Растоптанная вера! Это самая страшная потеря этой войны. Сможем ли мы залечить свои раны? Поверить снова? Объединиться вопреки? Сложные вопросы войны. Как много украли у нас русские. Даже веру!
Что будет украдено дальше? Майдан? Герои АТО? Небесная Сотня? Плыне кача? Патриотизм? Национализм? Посмотрите на все политические акции, курируемые Россией в Украине. Берутся дорогие нам символы, вызывающие чистые эмоции и эмпатию, берутся и превращаются в фарс, разрушаются, стираются из памяти, подменяются негативными эмоциями, которые вырабатывают отторжение.
И уже слова «Майдан», «патриот», «герой», «национальный» вызывают негативное передергивание плеч, мол, знаем, плавали.
Не слишком ли много потерь для одной войны?
Может быть, на этой гибридной войне пора защищать не только территорию, землю, людей, линию разграничения, а и другое, личное пространство, то, где мы храним все это: Майдан, Небесную Сотню, Плыне кача, любовь, наш эмоционально чистый национализм, нашу культуру, « поел и в шапке», «чужих детей не бывает», «украинцы своих не бросают», и щенка или котенка, принесенных с улицы, и игрушку, подаренную чужому заплаканному ребенку, и кусочек сыра, купленного у пытающихся стать на ноги переселенцев, и чашка кофе, выпитого в кафе АТОшников, и желание сберечь семейные и гражданские ценности, эмпатию, спасение аистов, кормушки для птиц и расписанные украинскими орнаментами остановки, и наш бой за каждого из нас, и нашу историю, и нашу веру.
Помните, враг боится нашей веры в себя, нашей веры в страну, нашего единства, сплоченности и твердости духа! Не отдавайте ему ни кусочка нашей земли, ни кусочка своей веры и все будет Украина!

Дописати коментар