10.06.16

Русское убивает или утилизаторы Донбасса

На вопрос «что такое война» нет однозначного ответа. Каждый видит ее по-своему, воспринимает по-своему и относится к ней по-своему. Для кого-то война – это обстрелы, бой, окопы, снаряды, атаки. Для кого-то доносы, подвалы, пытки, новое лицо соседей и родных. Для кого-то война-это способ наживы, контрабанда, взятки на блокпостах. Для кого-то война, это что-то потустороннее, далекое, ведь она не имеет к нему личного отношения. Для жителей тыла, война будет совершенно другой, нежели для жителей оккупированной зоны. О войне написано и сказано много. И это правильно. Война многогранна.
Для меня война это и взрывы, и голод, и разрушенные предприятия, и допросы, и доносы, и моральное разложение общества, которое вдруг осознав свободу, воспользовалось ею не для построения заявленного государства-мечты, а для собственной наживы, путем истребления более слабых.
На войне у каждого своя вера. Нет, не та, что «церковь», «Бог», «молитва». Другая. Вера в то, что наши помогут, наши смогут, нашим нужно доверять, наши освободят, наши победят. Просто у каждого свои «наши». И каждый верит, что его «наши» самые честные, заботливые, справедливые.
Жители Донбасса, те, кто поддержал аннексию Крыма и ждал аннексию Донбасса, сделали из России, Путина и русских кумиров.
Их «наши» были наделены самыми высокими моральными качествами, а страна самым высоким экономическим потенциалом. Путин стал великим полководцем, стратегом, высокоморальной личностью, способной на всё. И накормить, и дать бесплатный газ, свет, воду, лекарства, работу, высокий уровень жизни, победить всех врагов за один день. С этой верой в «Путина-царя всея планеты», в «Россию страну возможностей» и «русские для своих разобьются в лепешку» и шли на псевдореферендум.
Это потом, через два года войны, не получив желаемого, заговорили «мы не этого хотели». Но хотели же?! И верили, верят в Россию-матушку, русскую мощь, «царя и отечество».
«Не сотвори себе кумира» – говорится в законе Божьем. «Новороссы» и россияне (я до сих пор не знаю, как разграничить нормальных людей и адептов Путина в одном слове «россияне» или «русские») так часто скрепят скрепами и выпячивают свое исключительное коммунистическо-монархическое православие, что от скрипа закладывает уши. Но при близком рассмотрении, оказывается, что на самом деле для законов Божьих и человеческих в их душонках уже давно нет места.
«Не сотвори себе кумира» – часто напоминала я тем, кто заходился в адептном визге «Россия нас спасет». Не могут спасать те, кто живет за счет унижения и порабощения. Историю нужно было учить. Да. И не по советским, кпссно-кгбистским учебникам. Я учила историю по жизни своего рода. Хотя. Постсоветские пространство это 2 рода. Род палачей и род их выживших жертв.
Когда-то я написала, «протрезвление на Донбассе наступит, но похмелье будет страшным» и оказалась права. Кумир оказался вдруг… Зависимым от Америки. Зависимым от санкций. Зависимым от Европы. Нищим. Жадным. Морально падшим. Лгуном. Вором. Алкоголиком.
В соцсетях Лугандона скрепят: «Медведев сказал крымчанам, что нет денег, мол, терпите и радуйтесь. Он же так может и нам сказать? И что тогда? С Украиной мы кровники, родню облаяли, друзей выгнали из их же домов. Сидим. Ждем. Подачки от русских. Дадут денег – будет пенсия и зарплата. А если не дадут?»
Когда-то богатый и промышленным потенциалом, и зарплатами, и уровнем жизни Донбасс, тот, который «кормил всю Украину», сегодня стоит на коленях пред россиянами с протянутой рукой в надежде на очередную подачку. И дают. Но, знаете, как-то спеша, отводя глаза, да и в основном то, что давно пора выбросить.
Все, даже самые скрепно-упоротые ватники знают, 80% поставляемой на Донбасс российской (продуктово-медицинской) гуманитарки – это товары и лекарства с истекшим сроком хранения.
Просто элита «новороссии» (люди имеющие отношение к комендатурам, чиновниками и ополчению) себе забирает более-менее годное и это «годное» уходит на продажу в магазины, а негодное, то есть товар, срок годности которого истек аж два-три года назад, уходит в больницы, как бесплатные лекарства и продукты.
Уже отгремел в сети скандал с лугандонским «министерством здравоохранения», которое обязало медиков переписывать от руки срок годности медпрепаратов. Да. Вот так просто. Издал указ, что, например «цитрамон», срок годности которого закончился в 2010 году, годен снова, и все. Можно смело жевать таблетку. И срок годности «приказом по министерству» можно устанавливать любой. Даже на сто лет. Ну, чтобы два раза не переписывать.
Почему? Почему же так? Почему русские братья так наплевательски отнеслись преданно любящим их лугандонам (не путать с жителями Луганской и Донецкой областей Украины)? А ведь люди, получившие для лечения просроченные лекарства, верили. Понимаете. Верили в русских. Могущество. Правду. Мораль. Совесть.
За время войны Россия сделала Донбасс (его оккупированную часть) полигоном для утилизации. На Донбассе успешно утилизируется всё, на что в России, согласно экологическим нормам и правилам, нужно было бы потратить миллиарды.
Боеприпасы. Сепары-террористы стенают, что частенько мины и снаряды падают не разорвавшись. Поэтому Донбасс фактически нашпигован взрывоопасными предметами. Это не только хаотическое минирование территорий, но и хаотически падающие не разорвавшиеся снаряды.
На Донбасс привозили шинели и кирзовые сапоги 1958- 1969 года выпуска. Тушенку 2000 года выпуска. Больницы оккупированной части Донбасса напичканы лекарствами, срок годности которых давно истек.
В России, в прочем, как и везде, проблема утилизации лекарственных отходов, в которые входят и препараты с истекшим сроком хранения, стоит очень остро. Процедура утилизации фармацевтических препаратов должна проводиться в соответствии со строгими нормами и правилами согласно Базельской конвенции (1998 г.), которою подписала и Российская Федерация. Медицинские отходы относятся к Желтому перечню, и все без исключения определяются, как опасные. Даже «цитрамон» с истекшим сроком хранения, является уже опасным. Это приводит к большой стоимости процедуры утилизации.
И вот у фармацевтов (производителей или реализаторов медпрепаратов) имеется большая партия нереализованных просроченных лекарств. Продавать нельзя. «В соответствии с п. 1 ст. 31 Федерального закона РФ № 86-ФЗ «О лекарственных средствах» продажа лекарственных средств, пришедших в негодность, и лекарственных средств с истекшим сроком годности запрещается». Штраф платить никто не хочет. Утилизировать дорого. Немыслимо дорого. Просто выбросить на свалку – запрещено законом, тоже можно заплатить штраф и не малый. Утилизировать в другой стране?- еще дороже. Это уже и экологический сбор в евро, и таможенный.
А если страна есть, но ее как бы и нет? Да. Вы поняли, - Лугандон. Страна, существование которой до сих пор не признала сама Россия. И там ждут хоть что-то, хоть как-то. И нуждаются. Это правда. В больницах нет лекарств. Это факт. И аптеки закрываются. И люди умирают без медицинской помощи. Но «страны» как бы де- юре нет. Нет законов, она не подписывала Базельскую конвенцию. Да и люди в глазах россиян, так, нелюди, хохлы. Им и не жалко и их не жалко.
На Донбасс потянулись гуманитарные конвои. Великий, промышленный, богатый ресурсом Донбасс стал примитивной свалкой, на которую русские братья вывозят то, что в их стране, их людям есть нельзя. Все заботы по доставке отходов (даже коммерческих предприятий) взяло на себя государство, думаю, что за немалую мзду с бизнесменов. И вот машинами, которые не досматриваются на таможне, ведь «таможня», как и «страна» понятия в Лугандонии безфактные и не юридические, везут ядовитый груз на утилизацию. Прикрыв еще одно преступление против Украины и ее народа вывеской «гуманитарный груз».
Война выгодна России, как и наличие оккупированной и лояльной к ней территории. Им там верят, а значит, ни о чем не спросят. Да, если и спросят. Ну, что будет, если Плотницкий и Захарченко увидят просроченные лекарства? Ничего! Дареному коню в зубы не смотрят, это раз. А два и три…А могут ли противоречить России те, кого она сделала хозяевами жизни?
Война на Донбассе, это «подарок судьбы» для фармацевтических предприятий РФ и еще одно горе для украинских граждан, которые волею обстоятельств оказались на территории «республик».
Знаете, это страшно, что там происходит. И если народ Лугандона, который так верит русским, что готов из их рук есть любой яд, и даже, благодарен за любую халяву, то тем, кто стал заложником ситуации, живет на российскую подачку в 2 000 рублей, приходится нелегко.
И неизвестно, что еще утилизирует на Донбассе Россия. В 1990-е, на закрытые шахты Донбасса из России нелегально везли для «захоронения» ядерные и химические отходы. Такие отходы захоронены на шахте «Майская» и «42-я» г. Свердловска. Шахты затапливали и за откат местным чинушам и угольным генералам, скидывали в них целые составы странных капсул с весьма красноречивым знаком «радиация».
Это очень удобно было тогда и удобно сейчас. Молчаливый и верящий русским народ Донбасса, лояльное «правительство», близкое расположение, дороги и железнодорожное сообщение. Теперь еще и нет таможни.
Можно завозить и утилизировать все: сырье, людей, вакцины, штаммы, вирусы, ядерные и химические отходы, продукты, лекарства.
Свалка. Огромная свалка. В нее превратили Донбасс до войны. Местные власти, которые не замечали проблем экологии и утилизации отходов угольной промышленности. Ведь никто не задумывался над тем, что знаменитые терриконы Донбасса, это всего лишь горы отходов, которые обязаны были рекультивировать, утилизировать и хранить согласно экологическим нормам и предписаниям. Для этого были нужны деньги. А их уверенно воровали. Терриконы горели. Людей все устраивало. Понимаете. Всё! И рост онкологических больных. И загрязнение природных заповедников.
Жители Донбасса в большей своей части всегда наплевательски относились к экологии своих городов и редких водных объектов. Возможно, это заметили и россияне. И если люди так относятся к себе, к земле, к своему краю, то почему этим не воспользоваться тем, кто с древних времен живет, как орда?
На Донбассе утилизируются не только снаряды, просроченные лекарства, боеприпасы, продукты, но и люди. Так называемые добровольцы из России, это не люди с высшим образованием и статусом в обществе. Это российский люмпен. Пьяный, обкуренный, отсидевший несколько сроков по тюрьмам, набравшийся кредитов, привыкший грабить и убивать, зачастую с психическими отклонениями после войны в Афгане, Чечне, Осетии. Возможно, поэтому от них быстро открещиваются, с ними, попавшими в плен, разводятся жены, их увольняют задним числом из армии и хоронят, насыпью, под номерками в степях Донбасса. В утиль!
Почему же жители Донбасса, получающие из рук врачей просроченные препараты, не бьют тревогу? Ведь раньше, при Украине каждый потребитель знал свои права и мог обратиться за их защитой в компетентные органы. Почему озлоблено кричат «хунта, дай пенсии» и молчат, потребляя то, что давно должно быть утилизировано? Почему сами врачи, дававшие клятву Гиппократа, так легко идут на преступления, переписывая от руки срок годности российских лекарств? Почему вдруг Донбасс стал зависимым от подачки, настолько, что целует руку дающему даже за репу, покрытую гнилью? Странные и жестокие вопросы. И эти вопросы страшно задавать, зная, что там, на Донбассе, есть те кто «за» и те, кто «против».
Наверное, ответы на них – там, в прошлой жизни, которая до войны. В той жизни, когда на Донбассе не стреляли, правила Партия регионов, горели терриконы, степи покрывали рваные раны копанок, а в реки Донбасса спускали фекалии и отходы. И все молчали. Молчат и сейчас.
Когда я вижу свалки на берегу реки или на обочине дороги, я вздрагиваю. Это война. Ведь если тебе не нужна твоя земля, она будет не нужна никому, впрочем, как и ты. Орда, враг, оккупант, как бы ты к нему не относился, всегда будет относиться к тебе, как оккупант, враг и орда.
Последнее время наше правительство все чаще говорит о восстановлении Донбасса. Я ужасаюсь. За наши деньги? За деньги Европы? Все это минированное? Всю эту свезенную на утилизацию гниль? Эти наспех проведенные захоронения «ихтамнетов»? Неужели Россия не понесет ответственности? Неужели не понесут ответственности те, кто сейчас стал «власть» на Донбассе? А Донбасс? Заговорит ли Донбасс? Скажет ли он обо всех преступлениях, совершенных против него? И что?- «хунта, ты обязана, дай денег» или «нас убивала Россия»? Окончание войны, это еще не победа!
П.С. Для ватнодумных донбасян. Погуглите сайт «Генеральной прокуратуры лнр». Это круче укропской пропаганды. В разы! Там вы найдете информацию о расчленении ополченцами молодых женщин, количестве самострелов и мордобоев среди пьяных «защитников» Донбасса, кражах, наркотоговле, похищении людей, торговле российскими лекарствами с истекшим сроком годности. Погуглите и подумайте. Знаете, почему россияне вас, тех, кто боготворит Россию на Донбассе, ненавидят, не уважают и презирают? Не только из-за беготни за халявой и склонности к предательству, нет. Больше из-за неуважения самих себя. Донбасс, требующий всемирного поклонения и уважения к шахтерскому труду попросту не умеет себя уважать. И это, факт.
Да, «генеральная прокуратура «лнр» возбудила уголовное дело по факту сбыта недоброкачественных лекарственных препаратов в отношении чиновников «министерства здравоохранения лнр». «Чиновники» продлевали сроки годности лекарственных средств с истекшим сроком годности, после чего направляли их в различные медицинские учреждения для лечения пациентов. Возбудила и…оставила «дельцов» на работе. Никто из утилизаторов не пострадал.

Дописати коментар