18.01.16

Немного об отношениях или скрытая война войны

Думаю, что оценку ситуации в Украине и, особенно, в Луганской и Донецкой областях, Путин делал по докладам оживших персонажей Булгакова, - Царева, Колесникова, Януковича, Азарова, Ефремова. Иначе, как назвать ряд стратегических просчетов и полной напортаченности. Хотя, ничего бы не изменило, если бы доклад готовили спецы из ГРУ, лесть, страх и подхалимство, все равно бы заставило их исказить данные.

Зная особенности внутреннего национального строения Донбасса, войну в этой части Украины он мог бы замутить, не вводя войска и не рискуя своей репутацией.
Достаточно было дать оружие «луганским» и «донецким», тихо провести переговоры с лидерами областей (можно даже было с несколькими), подтвердить величие и могущество каждого в отдельности, и сказать главную, стратегическую фразу «а еще, он называл тебя желтым, земляным червяком». И все.
«Луганские» и «донецкие» устроили бы бойню между собой. В принципе, к чему и развернулась нынешняя ситуация.
Негров, войск НАТО, поляков и других обещанных пропагандистами нечестивых, вояки Лугандона так не обнаружили в рядах ВСУ.
А вот извечный враг был обнаружен сразу. Он забирал гуманитарку, командовал, посылал на смерть, воевал за спинами и…спал с их женами.
У «луганских» это были «донецкие», у «донецких» соответственно, наоборот.
Именно этот небольшой, внутренний, национальный нюанс и стал основным в том, что «новороссия» умерла не родившись.
Никогда «луганские» не станут под командование «донецких», «Мы воюем за то, чтобы не кормить Киев, Донецк и Москву,- говорили свердловские ополченцы».
Я не знаю, откуда пошло это внутреннее противостояние, но помню, что это было всегда. И в 80-тые и в 90-тые, и в 2010-м. Может быть, это от той же кремлевской риторики «Донецк-младший брат России, а Луганск - младший брат Донецка».
В 90-е «донецкие» попросту наклоняли и грабили «луганских» предпринимателей и контрабандистов. Потом, когда «донецкие» заняли нишу во власти, просто грабили, навязывая схемы, тендера, откаты.
В 2012-м в Луганской области заговорили о территориальной реформе Украины. Нервно. С ненавистью. Даже регионалы. Хотя, я так понимаю, идея была партийной.
Виктор Федорович (читай Ринат Леонидович), видимо, решил «хапать, так по- крупному» и лишить Луганск областного статуса, переподчинив область Донецку.
Вообще противостояние между областями усилилось именно в период «януковизации» региона. Донецку в то время много выделяли «на развитие», а вот Луганску урезали. В зарплатах, образовании, культуре, ремонте дорог….с учетом того, что выделялось и что хотелось украсть, перспективы «луганских» таяли, как и сами дороги.
И тут, реформа. Луганских «комсомольцев», я их называла бюджетохлебатели, Ефремова и К, такая ситуация не устраивала. Одно дело пилить областной бюджет, другое, стоять с протянутой рукой у дверей Донецкой ОГА.
В Луганске начались самовозгорания машин, недвижимости, принадлежавшей донецким. Об этом не писали СМИ, этому не придавали значения, да и не акцентировалось внимание на прописке пострадавших.
За время «януковизации» Донбасса на ведущие руководящие должности назначались «донецкие». Противостояние было даже на шахтах. После «концессии» ГП «Свердловантрацит» и «Ровенькиантрацит» ТОВ ДТЭК в 80 % на руководящие должности (включая бригадирские) назначались «донецкие».Генеральный директор, ставший потом нардепом и возглавивший все мартовские, триколорные митинга Александр Коваль, прибыл в Свердловск из Донецка. Вместе с ним прибыла свита: юристы, менеджеры, замдиректора, которые получали зарплату в три раза выше, чем местные специалисты.
«Донецких» дтэковцев свердловские и ровеньковские шахтеры ненавидели. Когда запахло жаренным и «русская весна» захлебнулась, «дончаки» покинули город, оставив, поверивших им местных, у разбитых шахт.
Ахметов выжимает из де факто государственных, украинских угольных предприятий все соки, фактически убивая их. Это видят местные. Они понимают, что собрав угольные сливки «дончаки» уйдет, оставив городу затопленные и разграбленные предприятия.
ГП «Свердловантрацит» со дня своего основания, являлось градообразующим предприятием Свердловска (Луганская область). Проведя концессионную перерегистрацию ТОВ ДТЭК вывел налоги в Донецк, лишив город 60% доли дохода в бюджет.
Донец строился, расцветал розами, а в Свердловске машины тонули в ямах. Так «старший брат» заботился о «младшем».
И вот война. Началась она из Донецка. Славянск. Как оплот православия и земли русско-донецкой. Потом «элита новороссии» (Гиркин - Пушилин) осела в Донецке, а Луганск получил статус «ну, типа и вы с нами».
Донецких экипировали лучше. Снабжали лучше. Лечили за деньги фондов в России. Луганские перебивались тем, что «распределил Донецк». При Болотове, который был абсолютно никаким вожаком, эта ситуация была доведена до абсурда: донецкие отжимали имущество в тылу, а на штурм «горячих точек» шли «луганчане».
Ополченцы сами говорят о том, что на штурме Луганского аэропорта, ДАПа и других объектов погибло больше всего луганчан.
«Дончаки ссыкливые, они только мародерствовать и местных расстреливать умеют, - ругались с командованием свердловские добробаты,- не ставьте нас в связку».
Долго противостояние в секрете держать не удалось. Начались открытые батальонные междоусобицы. Украинские СМИ так же не учитывали момент «областного шовинизма» и часто писали, что идут внутренние разборки между боевиками. А бились «луганские» и «донецкие».
Правда, с начала войны, когда еще все верили в то, что строят «государство», а не являются марионетками в руках России, был хрупкий внутриобластной мир. Но не долго. Пока «луганские» не осознали, что в случае создания «новороссии» им уготована роль подчиненного, подпевалы, живущего на подачки с барского стола.
«ЛНР и ДНР различные по своему государственному устройству и конституционному строю республики, являющиеся дружественными и братскими Российской Федерации»- это разъяснение лидеров Л-ДНР стало последним гвоздем в гробу «новороссии». Мира и братства между «республиками» нет, не было, и быть не могло.
Даже запущенное в обиход вражескими укро-сми «Лугандония» било по самолюбию «донецких». «Луган» не должно и не имело права быть первым. Ну, а «Донбалуг», как-то не звучало.
К слову, о вере в «новороссию» и любви к созданной своими руками стране. «Луганские» ополченцы называют отжатое пространство «лугандон», презирая и себя, и свое детище.
А вот, «донецкие» никогда так не скажут, даже могут расстрелять за такое унижение государства. Они- «ДНР». Заметьте, не «новороссия», а «ДНР». И говорят они это гордо.
Россия, к своему стыду и обнажению слабости, так и не смогла уговорить «братские государства» создать единую страну «новороссию». «ЛНР» и «ДНР» жали перед телекамерами руки, передернув за спиной затвор. И выходя от кураторов, устанавливали таможни, вводили эмбарго, захватывали товар, оружие, расстреливали добробаты друг друга.
По Луганской области (та, что в оккупации) разносились слухи о неслыханном богатстве «донецких», их высоких зарплатах, хорошем снабжении и выделяемой им гуманитарке. В Донецке, по мнению «луганских» все было хорошо. Донецкие же, плевали ядом в сторону снабжения «луганских».
Каждый гумконвой, приходящий из России был красной тряпкой, приводящих к новому витку «добрососедских» отношений.
Я часто писала, что «луганские» и «донецкие» отличаются и уровнем образования, и культуры, и менталитетом, и восприятием войны.
В начале войны «луганские» действительно хотели национализировать все предприятия, забрав их у Ахметова. Для «донецких» Ахметов был табу. Они просто хотели быть «под сильным, русским царем».
Я не буду описывать все областные различия. До военные сводятся к финансированию и уровню украинизации областей, а военные…Военные сводятся к циничному «в Луганске меньше доносов, чем в Донецке», «в Луганске за это не расстреливают»…
Переломным в войне, я думаю, стало Дебальцево. Котел, где наших ребят могло бы погибнуть в несколько раз больше, не закрыли из-за того, что «луганские», брошенные на передовую, не выполнили приказ «донецких».
Этот факт подтвердили на одной из встреч бойцы батальонов, вышедших из ада Дебальцево.
Сепары, конечно, будут спорить, что у них полный «любофасисяй» с «донецкими» братьями. И в некоторых батальонах (читай - террористических группах) «служат» террористы из Донецка и Луганска, Енакиево и Краснодона. Так же, как и наемники из Чечни (не Ичкерии), Сербии, Приднестровья, и даже Украины. Служат. Я не спорю. До первой пьянки, до первого «слышь ты, чмо», до первого « все ваши бабы шлюхи», до первого «когда мы победим, столица Новороссии будет в Донецке»…







Дописати коментар