30.11.15

Герои у всех разные...

На войне всегда появляются герои. С обеих сторон. Да, тех, кого мы считаем предателями, там-герои. Точно так же как и те, кого здесь считают героями, там-предатели. И это всё Украина.
И тут и там о героях говорят мало. И тут и там вчерашние герои вдруг становятся антигероями. Людская молва, информационный ресурс, умение «назначать» врагов, человеческий фактор…и вот вчерашний кумир становится сегодняшним изгоем.
Гибридная война идет на всех фронтах, даже тех, которых мы не видим. Гибридная война все чаще останавливает тебя и заставляет задавать вопросы, неудобные для себя, страшные для общества.

Страшны, естественно не сами вопросы, а мыслительный процесс, который они задают, и, естественно, ответы. Иногда мне кажется, что кукловоды войны, подбрасывая обществу, как поленья в костер, «жареные» факты, не только могут казнить и миловать героев, но и направлять огонь войны в нужное русло.
Не верите? Вспомните массовую информатаку «бросить Крым», «нам не нужен этот мохеровый Донбасс». Кто-то уверенно прощупывал, прокладывал фитиль войны, управляя сознанием украинцев. Так поступали на всех фронтах. И тут и там. Я не разъединяю и не отделяю Донбасс от Украины. Но «тут» и «там» для меня уже существуют. Там-это зона войны, зона оккупации, зона конфликта. Тут-это еще мир, пока мир, расшатываемый вбросами, гудящий, словно улей.
И все же, если мы не будем задавать себе неудобные вопросы, искать на них, пусть и ужасающие своей правдой, ответы, мы не остановим войну. Мы так и будем бежать в указанном нам кукловодами направлении за героями или «героями». И тут и там.
Почему-то говоря о зоне, мы не говорим конкретно о тех, кто сделал все, чтобы она появилась. Первые герои ЛНР-Новороссии, генералы армии Юго-Востока, первые руководители, первые организаторы, первые герои для них и первые предатели для нас. А ведь именно в их поступках, позиции, словах, в отношении к ним общества, в их судьбах кроется очень много ответов на будоражащие нас вопросы.
Сегодня я начну цикл публикаций о героях ЛНР, о тех, кто привел войну на Луганщину. Многих публикации разочаруют. Многие скажут, мол, зачем нам читать о врагах. Отвечу: чтобы победить, о врагах нужно знать все, более того, мыслить, как враг, дышать, как враг, искать слабые места глазами врага.
Я не ставлю цель очернить уже черное или отбелить уже белое. У каждой стороны свои герои. Цель публикаций – заставить общество думать. И тут и там. Заставить задать себе неудобные вопросы и найти на них неудобные ответы. И тут и там. Возможно, эти люди и есть составляющие формулы войны.

Александр Гайдей. Жизнь от «до» и «после».
До войны мы были другими. Жили по - другому. Думали по- другому. Жизнь на «до» и «после» теперь разбита у всех. И тех, кто позвал войну, и тех, кто противился ей.
Я знаю Александра Гайдея, как и многих других участников «русской весны» лично. Я свердловчанка. Да, я родилась и прожила в Свердловске Луганской области 44 года. Из них год оккупации и войны. Я покинула зону в декабре 2014 года. С этого времени я там гость. Редкий и нервный. Поскольку моя деятельность, направленная на разоблачение фэйков и информационных вбросов кукловодов стала слишком точно бьющей, чтобы безопасно жить в серой зоне. До войны я занималась общественной деятельность, экологией родного края, открыто заявляла о своей гражданской позиции, направленной против оккупировавшей мой город власти воров и жуликов.
До 2004 года, пассивно, просто принимала вторичное участие в городских программах и работе общественных организаций. С 2004 года-активно: глава правления Луганской общественной организации «Эко-регион», редактор газеты «Социально-правовой вестник», руководитель юридической, общественной-правовой приемной «Кодекс».
Вы удивитесь, но до «русской весны» Александр Гайдей в городе выступал с такой же позицией. Бывший афганец, офицер, не стеснялся в выражениях по отношению к «работе» местной власти. Часто, получив на руки очередное подтверждение дерибана бюджета или земли (да, нам подпольно выносили из горсовета решения сессий, так как это были сверхсекретные документы) он смело выходил с критикой власти, поднимал вопросы хищения средств громады местными чинушами, был ярым противником наркоторговцев и копачей (владельцев копанок).
Через местную ячейку КПУ свердловские чиновники и приближенные к ним предприниматели списывали сумасшедшие суммы. Деньги выделялись на все: поздравления ветеранов, как с важными, так и абсурдными датами (например, было выделено 10 000 грн. для совета ветеранов на празднование Дня смеха), вспашка земли, покупка протезов, инвалидных колясок, ремонт домов ветеранов, материальная помощь ветеранам….
Деньги в свердловский совет ветеранов, который курировался свердловскими коммунистами, текли рекой. Списывались сотни тысяч бюджетных гривен.
Вы думаете, ветераны знали об этом? Нет! Конечно, нет! Когда информация просочилась (Надежда Ковалева несменный руководитель совета ветеранов по-пьяни проболталась), то совет ветеранов, как и ячейка КПУ распались на «довольных или молчаливо-неверяще-согласных» и «бунтарей», которые начали искать правду.
Именно пенсионеры - бунтари, совершив переворот в Свердловской организации КПУ, и ввели в ее состав молодых и перспективных Анатолия Мартынюка и Александра Гайдея.
Здесь хочу сделать ремарку. Эти «коми-революции» начались буквально за два-три года перед войной. Накануне парламентских выборов, в которых и я, и Александр Гайдей, принимали участие.
Так вот, до этих местных пертурбаций в КПУ об Александре Гайдее в городе знали только члены одной из организаций «Союз Афганистан». Почему "одной из", спросите вы. Когда-то большая организация ветеранов Афганистана распалась из-за банальных склок, передела власти, дающей право на дерибан, выделяемых гор-облсоветом денег. Вообще в городе «афганцев» не любили, то ли по причине постоянного пьянства, вот этих фонтанно-бутылочных «ВДВ сила», и нытья о погубленной жизни.
Разделившись на две организации, они стали конкурентами не только в политической жизни города, но и в бизнесе. Общественные организации «афганцев» создали предприятия, и начали компроматно-финансовую борьбу за право получать подряды, заказчиком которых выступал горсовет.
Никто из них (имеется в виду лидеров общественных организаций, ветеранов Афганистана) не участвовал в жизни города, ни политической, ни гражданской.
И тут Александр Гайдей за два года совершил карьерный рост от предпринимателя до негласного руководителя Свердловской ячейки КПУ, активиста и борца за справедливость.
Да, за год работы Гайдей и Мартынюк действительно сделали КПУ активным участником местных революций, державших власть за горло. Молодые коммунисты выезжали с активистами на копанки, портили нервы крышующим их милиционерам и прокурору, жгли ларьки наркоторговцам, присутствовали на сессиях горсовета, заставляли публиковать решения сессий в местных СМИ. Власти города стало трудно жить, работать и скрывать «нужные и правильные» решения сессии о дерибане города. Более того, до этого в городе с такими «бунтарями», в число которых входила и я, расправлялись легко: обличительная статья в газете и назначение «врагом народа». Основное обвинение, которое выдвигали всем, кто требовал прекратить убивать город «вы хотите захватить власть».
Что удивляло в этой революционной борьбе «на благо города», так это нежелание коммунистов-революционеров объединять свои усилия с другими общественными организациями города, особенно проевропейской или проукраинской направленности. Я неоднократно подчеркивала, пытаясь объединить всех, кто выступал против регионально - ментовско-прокурорской мафии, что политические векторы не должны разъединять. Мы должны отбросить политические лозунги и амбиции перед единым врагом, город и его проблемы должны быть на первом месте, а кто, кому из политических лидеров верит, это, вторично,- говорила я, пытаясь создать единый антирегиональный фронт.
А вот что действительно удивляло, так это, то, что предприниматель, выходец из 90-х, вдруг заговорил о всеобщем равенстве, братстве и экспроприации у экспроприаторов.
За лихие 90-е и принадлежности к банформированиям Александра Гайдея писать не буду. Об этом слишком навязчиво говорили подконтрольные меру города СМИ и люди. Скажу то, что знаю: пытался заниматься горношахтным оборудованием, в числе компаньонов брал одну из шахт города в аренду, то ли его «кинули», то ли прогорел, не знаю. Не люблю считать ни чужие деньги, ни чужие неудачи.
На парламентских выборах, я была единственная женщина-кандитат от округа, а Александр Гайдей единственный, кто не опустился до банального грязеплюйства и женоненавистничества. Он просто сказал: «Она, правда, много сделала для города и я с женщинами не воюю».
Эту фразу я слышала потом, уже в войну несколько раз.
В июне 2014 года на мой дом напали и закидали бутылками с зажигательной смесью. Нападающие громко кричали «бей правосеков» и «мы банда Гайдея».
У меня тогда был телефон и Гайдея и Мартынюк. Меня и семью отбили соседи. Заплаканная, срывающимся голосом, уже после того, как все потушили и вывезли из дома семью в безопасное место, я позвонила на знакомый номер. Я высказала все, все, что накипело с мартовских митингов.
«Это не я. Я с женщинами не воюю. Даже если ты на стороне врага, ты свердловчанка и женщина. Точка!»-был его ответ.
Уже позже я выяснила, нападающие были подосланы одним из дружков экс-прокурора города, когда-то внедренным в наш «Эко-регион» для контроля за мной. Так они пытались меня запугать.
«Это не я. Я с женщинами не воюю. Уезжай из города. Я ничего не понимаю. Кто-то работает за моей спиной. У меня другие задачи»- это был ответ на второе мое задержание, когда меня привезли в комендатуру и ударили прикладом, не выдержав моего монотонного повествования о том, что будет с городом без законов, суда, власти и Украины.
Почти сразу же выяснилось, что задержавшие меня не входили в батальон «РИМ», которым командовал Гайдей. Это были православно-антихунтовские фанатики, которых пригласил для собеседования со мной мой кум, принявший сан и ставший релизиозно-православным рупором сепаратистов, но назывались они почему-то «мы люди Гайдея».
Где и что делал Александр Гайдей в дни, когда вокруг города шли бои, покрыто тайной.
Открыто он выступал только на мартовских митингах (митинг 01.03.2014 года, можно увидеть в ютубе) и февральско-мартовских сессиях горсовета. После этого просто исчез. Появлялся в городе крайне редко.
Ну, вот на захват Свердловского горсовета. Хотя, как захват. Просто приехали люди к нашему мэру люди, сказали, " от Болотова", с ними был Гайдей, Александр Шмальц, который в то время был мэром, их встретил, подал руку и снял флаг Украины. И всё!
Ополчение или народные дружины формировались без Гайдея. Им присваивались названия по предприятиям, на платформе которых они формировались.
«Народная дружина по охране государственной границы и правопорядка в городе Свердловске шахты «Должанская-Капитальная»…, «шахта Свердлова»… «шахта Красный Партизан»… «Свердловский машзавод»…»Свердловская швейная фабрика»…
Их создавали и финансировали люди Ахметова. Сначала у них не было оружия. А вот оружие в город из России привез Гайдей. С ним приехали русские казаки и ГРУшники. И опять тишина. Вернее, тишина информационная, а за городом бушевали огненные смерчи.
В городе Гайдей появился уже после «освобождения». Сразу в звании. Сразу занял место в комендатуре. Сразу все «народные дружины» были объединены в Первую казачью сотню имени Стаса Синельникова. Сразу последовал скандал с женой погибшего Стаса, которая рвалась в комендатуру с криками «ты убил моего мужа». Сразу Первую казачью сотню переименовали в батальон территориальной обороны «РИМ».
Ополченцы роптали, мол, пока одни гибли за свободу, другие, отсиживались в кустах и грабили предпринимателей. Тех, кто роптал, тут же забирали на передовую.
Ополченцы роптали, что нет доказательств, подтверждающих участие Гайдея в вооруженных столкновениях с «укропами». Тех, кто роптал, тут же забирали на передовую.
Город дрожал от поборов, от отжимов, от грабежей, набегов. Каждому, кого ограбили, каждому, кто выжил, после «отжима», оставляли, как напоминание «мы от Гайдея».
Я шутила: в Украине «визитка Яроша», в Свердловске «визитка Гайдея». Он все опровергал, злился, назначал проверки, отправлял пачками неугодных на фронт.
Город был разрушен. Нет, не в плане домов, снарядов. Город боялся жить, дышать, выходить на улицы. Набеги, казачьи сотни, казачьи флаги, грабежи, расстрелы, убийства, пытки, отжимы, расстрелянные семьи бизнесменов…
Это было. И грабили не шахты, не экс-чиновников, ждавших в городе Россию. Грабили именно простых трудяг, шахтеров, пенсионеров, предпринимателей среднего класса. Мародерство в городе достигло уровня, когда ополченцы убивали ополченцев, чтобы забрать награбленное.
Трудно давать оценку происходящему. С одной стороны в дни «гайдейщины» формируется милиция ЛНР. Я всегда пишу объективно, в том числе и о врагах Украины. Но, милиция ЛНР г. Свердловска показала себя только с лучшей стороны, в части защиты правопорядка. Это факт. Быстрое реагирование, отсутствие понтов, проверка личного состава на предмет наркозависимости. До войны весь город боялся милиции. 90% личного состава ГО МВД было наркоманами. Весь наркотрафик контролировался милицией. Все наркоточки крышевались милицией.
При «правлении» Болотова в области и Гайдея в городе в Луганской области была разрушена система наркокартелей.
Я помню, как на одну из точек приехала опергруппа. Нет, не по вызову, за барышом. Война, войной, а платежи по расписанию. Это был май 2014 года. Ментов (тогда еще сотрудников МВД Украина) взяли с поличным. Наркоточку расстреляли из БМП, вместе с хозяином и нариками, а ментов взяли в заложники. 200 000 грн. выплатили родители каждого из 3-х «задержанных».
Официально Гайдей в городе ничего не возглавлял. Главой Свердловской администрации был назначен Андрей Сухачев, в состав «правления» города вошел и коммунист, друг и соратник Александра Гайдея, Анатолий Мартыненко. Комендатурой «заправлял» Олег Черных…
То есть де-факто, городом управляла команда Александра Гайдея, которую он привел к власти на фоне «русской весны». Он сам так и говорил «я –то тут причем, я не власть, я военный».
Но все говорили о «банде Гайдея», «подвале Гайдея», все преступления совершались от имени Гайдея.
Тогда я услышала первое и абсурдное, как и весь бред лэнээровщины «когда наш город освободят от освободителей», «где-то там воюют хорошие ополченцы, которые когда-нибудь освободят наш город», « в нашем городе плохие ополченцы, а вообще, они хорошие»…
На Гайдея начали писать жалобы, доносы. Свои. Своим. О своём. В этом весь «русский мир».
Хотя «на подвал» кидали и друзей, и партнеров Гайдея по довоенной жизни, и конкурентов по бизнесу.
Так был разорен Павел Грива, на которого повесили «кражу угля из ДТЭК». Причем обрабатывали настолько профессионально, что он подписал все документы и взял на себя многомиллионное хищение угля.
Те, кто не знает местных особенностей, могут с легкостью поверить « в ДТЭКе похищен уголь», «хищение угля из ДТЭКа в размере 70 вагонов»… Местные смеялись.
Заявив о краже, в ту же ночь, ДТЭК отправил все 70 вагонов в Россию. Как и отправляет, по сей день. Там законно и официально работает его дочернее предприятие - обогатительная фабрика.
Просто с ДТЭКа нужно было снять подозрения в финансировании террористов и перевести в разряд «терпил», пострадавших от беспредела…Гайдея. Почему именно Гайдея, а не ЛНР, это один из вопросов, на которых нет ответа.
После «снятия» Гайдея с «должности» город вздохнул. Прекратилось мародерство, поборы стали налогами, а люди стали смело передвигаться на автотранспорте. Да, в городе за мародерство расстреливают. Но…
В город вернулись все наркоточки. Крышуются они экс-соратником Гайдея Олегом Черных.
Приближенные говорят о том, что по старой совково-коммунистической традиции Гайдея, как не согласного с позицией Плотницкого, назначили «врагом народа», повесив на него всех собак.
Однако в администрации работают те, кто прошел с ним плечо к плечу все невзгоды войны: Анатолий Мартыненко, Андрей Сухачев, Олег Черных. Свои сдали своего?
Опять неувязочка. Кому "сдали"? Меня удивляли все эти «при задержании Болотова был расстрелян», «расстрелян кортеж Болотова», «Александр Гайдей в бегах», «Александр Гайдей в СИЗО Питера»…
Все первые руководители «республики», все, кто стоял у истоков «русской весны» свободно выехали в Россию.
Свободно ездят в Украину и за рубеж.
Не задержан (вернее, задержан и отпущен на свободу) Харитонов (первый губернатор ЛНР), Болотов возглавляет «Фонд помощи «Новороссии», Александра Гайдея видят свободно общающимся с сотрудниками ФСБ в Ростовской области.
Не возбуждено уголовное дело по факту захвата Свердловского горсовета и его исполкома и в отношении лиц, совершивших захват. Не возбуждено уголовное дело в отношении Болотова (ни по факту его «правления», ни по факту призывов об изменении конституционного строя). Нет уголовных дел по фигурантам видео «Митинг в Свердловске 01.03. 2014 года, где первые лица города Александр Шмальц, Вивденко, нардеп Александр Коваль, Анатолий Мартыненкл, Александр Гайдей, призывают к свержению «хунты» и «русскому миру».
Нет уголовных дел на сотрудников милиции, прокуратуры, суда, министерств ЛНР, хотя их фамилии, должности и лица смотрят на Украину с официальных сайтов Новороссии.
Не возбуждено уголовное дело и в отношении Александра Гайдея.
Никто из фигурантов этого рассказа, как и печальных событий «русского мира» Луганщины не признан террористом. Ни добробат «РИМ», ни «ТРОЯ», ни «Восток», ни сама ЛНР, ни ДНР, ни Новороссия, ни армия Юго-Востока.
Мы ни вправе называть их террористами. Нет юридических оснований. Вас это удивляет? Вы задумывались об этом? Я живу этим!
Что же касается Александра Гайдея, то это пока самая таинственная фигура времени оккупации Свердловска.
Как однажды пошутил мой знакомый «Лена, поверь, придет время, и те, кто стоял под знаменами Новороссии, будут объявлены штирлицо-патриотами, а те, кто умирал за Украину, будут брошены в тюрьмы». Я не хочу, чтобы это время пришло.
П.С. Я не люблю слухи. Но во времена «разгула гайдеевских банд» экс-чиновники Свердловского горсовета перешептывались, что Гайдей, вкусив власти, вышел из подчинения и угрожает обнародованием компромата на тех, кто русским ветром раздувал костер Луганщины.
Кто стоит за разграблением Свердловска? Кто возглавлял местных мародеров? Кто грабит шахты? Кто крышует копанки и наркобизнес? Как живется тем, кто стоял у истоков войны и русского мира? Кем же выйдет Александр Гайдей из горнила войны? Героем Свердловск-Новороссия или Героем Свердловск-Украина? Патриотом? Предателем? Командиром добробата «РИМ», партизаном или террористом? Сможет ли Украина, вырвавшись из минских договоренностей, назвать террористов террористами и нужно ли это сегодняшней власти? Что будет, если заговорят первопроходцы русского мира и почему никто из них не понес ответственности ни в Украине, ни в России -сложные вопросы. Я хочу найти на них ответы. А вы?
Дописати коментар