23.12.14

Секретная кнопка Семеныча


(Продолжение из повести "Автобиография войны" часть Пани Атаман)
…Так мы и жили всё лето, стараясь находиться за спиной противника, но поближе к дому. В Антраците, вернее, в районе Антрацита, мы жили у друзей. В старом, Богом забытом селе на краю земли, дорогу к которому, вернее мост, вскоре разбомбили, и проехать к нему можно было только малоизвестными проселочными тропами, о которых знали исключительно местные жители.

Половина домов в селе была брошенная, но каждый пастух, пчеловод или косарь знали, где лежат ключи, чтобы переночевать. Дома, пока в них жили пасечники или косари, сами заезжающие и ремонтировали. Туда потом мы много наших стянули, и раненных, и беженцев, и беглых. Разное бывало. Кстати, именно там была написана моя история о пчелах-бендеровцах. С натуры, так сказать. Хотя приключилась она за неделю до нашего приезда.
Когда еще был мост, и указатель с названием села, туда зашли русские казаки. И сразу к сельскому голове с вопросом «что есть нужного» и «чем они могут помочь нуждающимся русским братьям -освободителям». 
А в этом селе голова (председатель сельсовета) был сильно продвинутый в плане техники. Так как имеет высшее образование, научную работу и даже ряд изобретений, каких именно не скажу, так как рассказ из моих уст про технику будет звучать «такая интересная штуковина с пимпочкой, она еще так интересно делает чмых, и потом дрынь». Я и в компах пользователь уровня вклюк\выклюк, а тут современные технологии. 
Они с женой фермерское хозяйство содержали по европейским стандартам. То есть полная автоматизация всего процесса. Результат, на 50 свиней 2 человека обслуги. Свиньи чистые, пол вымыт, удобрение в поле. Потому что с головой и кнопочкой человек. Так вот о кнопочке и рассказ.
У председателя, чтобы все было под присмотром в селе полная автоматизация, модернизация, основанная на знаниях и чувстве юмора. В общем, наш человек.
Чтобы пришлые не грабили дома, он самостоятельно провел по деревне сигнализацию, поставил видеокамеры по улицам, и сделал в своем кабинете центр управления селом и хозяйством. И это все из сломанных, старых и ненужных городским фирмам вещей, которые ему дарили с большой радостью. Еще бы, тратиться не надо, технику списали, обновили, а еще себе и премию выписали, за благотворительность. Семён Семенович, так зовут нашего голову, не обижался, а потирал руки, чиня все электронные ненужности, паяя проводки и схемы, тем самым бесплатно облагораживая и модернизируя деревню. Он и управлял всем этим хозяйством из кабинета, глядя на мониторы, за кружечкой кофею из местного цикория, так как другого не употреблял. 
Поэтому, если кто за бутылку взялся или чужой в деревне появился, он, раз кнопочку, и уже участковый на мотоцикле или на «дырчике», как у нас мопеды называют, тут как тут.
Мужики в деревне о видеокамерах, видеоглазках на столбах и возле магазина не знали, и подозревали Семена в «екстросенсовичестве». А так, как в деревне была работа, так как с легкой, заинтересованной руки Семен Семеныча развивалось пчеловодство, фермерство, виноградарство, овощеводство и тепличное хозяйство и это в засушливом климате (!) то местные его и боялись и боготворили. Боялись за «всезнание», боготворили за социальную стабильность села.
Так вот, пришли в село казаки. Русские, не русские, утверждать не буду. Ну, точно не местные. В папахах, камуфляже, с бородами, шашками, и, почему-то в синих брюках с генеральскими лампасами. Сразу давай требовать еды, воды и увеселений в виде самогона. 
Семен Семеныч, рассказывал, что как только увидел их, понял, «защитники», мать их за ногу, будут грабить, пить и дебоширить. И нажал тайную кнопку. 
Я точно не знаю, сколько у него там, этих кнопок на панели управления селом, но то, что это высокотехнологический центр общесельского управления,факт. В общем, наш Семен Семеныч, с этой всесильной кнопкой, как Президент с чемоданчиком, только в масштабах села.
Кнопка (или кнопки), не знаю, я не техник и не Моника Левински, под столом не сидела, вырубила весь свет, заблокировала воду, а в пустующих домах двери. Дверные и оконные ручки стали биться током, в домах замигали лампочки «осторожно бандиты». На свиноферме лязгнули металлические жалюзи, а по забору прошли синие искры. 
В деревне то и дело что-то бахало, фыркало дугами, певалось искрами, слышался отборный русский мат, позволивший, все же определить национальность освободителей. А Семен Семеныч дышал гостеприимством:
- Располагайтесь, дорогие друзья у нашому сели. Мы люди маленькие, чем, так сказать можемо, тем поможемо. Воды, правда, уже три месяца, как нэма. Свитло буде, дня через три-чотыри, як що найдем деньги на электрика, шоб из города его привезти. У вас деньги есть? Нэма! Значить света нэ буде. Хлеб не привозили уже с неделю, вот сухарики с чайком. Чайок тоже не магазинный, зато духмяный, с травок местных, готовится быстро, на костре, если дров нарубаете. Дуже от всего помогает, у кого на него аллергии нет. У вас нет? Хорошо! Потому, как аптеки у нас нет. Из аптеки, вот, - он показал на стеллаж, где стояла коллекция заспиртованных степных гадов и вредителей полей,- настойки из змеек, муравьев, медведки,- не красиво, но зато на спирту. Медок к чаю есть, но в пчелах. Пчелы на пасеке, но мед дают. Много и охотно. О, гонцов пошлете! Это хорошо. Я маршрут нарисую, тут полями, полями, нэ далеко, в общем, километра два буде, берить сразу много, шоб второй раз не ходыть.
А шо ото током усьо лупит, то чепуха, не заморачивайтесь сильно. Мы ж чего электрика и вызвали, шо перемкнуло. Ага! Он баба Манька уже три дня в дом на горшок ходит, бо двери током бьются, вы ко двору блызько не подходить, бо вона все у викно выливает, а она слипа и глуха. А так, милости просим, дорогие наши освободители,- подытожил Семен Семеныч, - как говорят, он Бог, а он, порог, в смысле, пойдемте на вулыцю.
Ну, о походе камуфляжных за медом, вы читали, повторяться не буду. А вот казаки из деревни ушли, быстро и без особых проволочек, нервно отпрыгивая от столбов и заборов. 
Провожая казачий обоз, Семены Семоныч сокрушался, шо ж, мол, так быстро, даже чаю не попили, дорогие освободители, и пускал слезу, как мы тут без вас. Казаки отворачивали рожи и криво ухмылялись, рассуждая о быдлоте и нищете украинских сел. 
А когда автомобильный мост разбомбили, то в деревне приняли решение снять в округе все указатели с её названием и перевести в разряд потеряшек. В общем, так и выжили. Когда голод начался, да в Антраците казаки беды наделали, в село вернулось много жителей.
Наши военные и не совсем военные люди о Семеныче и его шпионской деревне, управляемой тайной кнопкой, до сих пор с добром вспоминают. 
Я вот точно знаю, что один парень из Волыни, прочитав этот рассказ, улыбнется, и после войны, пригласив Семеныча в гости, будет автоматизировать своё село. Он обещал. А потом, собрав вокруг себя таких же Семенычей, и ВРУ обезопасят, чтобы, вдруг чего там не так примут, раз, кнопочку, и под каждой нардопопой пощипывало и чем сильнее против народа и страны решения, чем сильнее пощипывало. Даже припекало. Но пока это тайна, такая же, как тайная кнопка в кабинете Семеныча. (продолжение следует)
Дописати коментар