04.06.15

Эстония. Часть III.


Увидеть мир, чтобы понять войну.
Паспортно-таможенный контроль прошли быстро. 
Беларуские пограничники шутили и сыпали комплиментами. Стюардесса светилась счастьем и кокетничала с блюстителями границы. 
Досталось беларуского любвиобилия и нам с Мирославой. Проверив паспорта, симпатичный пограничник Алекса, галантно поцеловав нам с Мирославой руки, поздравил меня с прошедшим, а ее с наступающим днем рождения. 
Правда, таможенник, проверяющий багаж, напугал меня, чуть задержав «Все будет Украина» в руке и спросив: «Книга хорошая?». Я улыбнулась: « О своей стране только хорошие книги пишут». Он улыбнулся в ответ: « Это правильно!».
-Мама, в Эстонии все мужчины такие,- восхищенно прошептало жизнелюбие, получив первую в жизни порцию галантности. 
-Это Беларусь,- засмеялась я, - хотя, судя по поведению пограничников, уже Европа.
Мирослава тут же угуглилась в изучение Беларуси. 
Отъехав от границы шофер, глянув на раскрасневшуюся стюардессу и отреагировав на чье-то громкое «какие белорусы милашки», сделал официальное заявление:
-Уважаемые пассажиры, на беларуской границе будьте бдительны, берегите жен, дочерей и сердца. Эти донжуаны у меня четвертую стюардессу замуж уводят. 
-Мама, и у них такая косметика классная, а текстиль какой красивый,- набубнивалось мне все глубже загуглюющимся жизнелюбием. 
Хм, - подумала я,- какой интересный и нестандартный метод, чтобы заинтересовать подрастающее поколение изучать историю и географию. Всего один комплимент и вот, ребенок уже сыплет историческими, промышленными, географическими фактами из жизни соседней страны и размышляет о перспективах развития украино-беларуских отношений. Да, а глаз за расцветающим жизнелюбием уже нужно острить. Эх, дети растут, а мы стареем. 
Нет, ну, беларусы-то, а, какие беларусы! Прямо донжуанограничники-невестобандисты какие-то. Такие от КПП прямо в ЗАГС дорогу проложат лишь бы украинскую красоту убеларусить. Надо депутатам подсказать, что закон нужен, экспортно-невестный. Иш ты, четыре стюардессы ушли не расстаможенными.
На Латвийской границе меня ждало открытие. Неприятное и невероятное. Когда спросили о цели визита, то пол-автобуса внезапно заголосило о войне, убийстве Украиной мирных граждан Донбасса. 
Я не ожидала таких попутчиков. Я вообще не ожидала, что милые люди, рассматривающие вместе со мной прелести природы в окошке, окажутся теми, из-за кого я осталась без дома, работы, будущего и друзей… Меня обдало холодом. Мирослава тоже прижалась ко мне. «Неужели они идут за мной, как гончие на охоте идут по следу,- думала я, - как странно, я бегу, бегу, бегу от войны, от воспоминаний, от прошлого, а война идет за мной, даже сюда в Европу». Настроение испортилось. Погода тоже. Резкий ветер, бросал в нас дождинки, перемешанные со льдом. Град! Холод! Темень! И пустота, накрывающая нас. А я только законсервировала свою боль…
Я вслушалась в перепалку «беженцев» с таможенником.
«Вы едете по приглашению гражданского лица, а говорите, что вы беженцы, - спросил военный. Мы будем решать этот вопрос в Эстонии, - ответили «беженцы». 
На автовокзале в Киеве я не рассматривала пассажиров. Была занята своими ощущениями, предвкушением поездки. Теперь я вглядывалась в лица, пытаясь понять, узнать, осознать. 
Мы с Мирославой стояли чуть поодаль от «беженцев». Вообще, все пассажиры, проходя границу или выходя из автобуса, держались кучками. Сначала я не придала этому значения. Теперь я внимательно изучала их. 
Пятеро мужчин все время вместе. Сидят рядом. Курят стайкой. Сумки друг другу подают на досмотр. Таможенник, сразу определив в них гастарбайтеров, задал вопрос о работе. Они опустили головы «мы в гости». Таможенник улыбнулся, мол, знаем, в какие гости. В их чемоданах лежали инструменты. Я увидела дрели, болгарки, шуруповерт.
Восемь человек все время сидели возле открытых ноутбуков, переговаривались по телефону, не боясь роуминга. Эти, скорее всего уже живут в Эстонии. Но из них на украинском разговаривали всего двое. Остальные были русскоязычными.
Весьма забавный молодой человек, все время разговаривающий по телефону, обговаривал показ мод и закупку одежды, апеллируя размерами L, M, XL. Видимо дизайнер или владелец магазина женской одежды. Он на границе все делал быстро и знал куда идти, значит ездит часто.
Удивительные беженцы, ехавшие в Эстонию, были разновозрастные, ярко накрашены, напомажены, пахли едкими духами и поражали количеством и тоннажем золотых украшений. Мне показалось, что за ними присматривал мужчина. Одетый не броско, но в хорошую, дорогую одежду. Он наблюдал за ними со стороны и подходил к ним крайне редко. Видимо отвечал за транспортировку «беженцев» в Эстонию. Значит, едут не к родственникам, а организованно. 
Еще две семьи. Молодые. Нервничают. Вроде бы начали общаться с «беженцами», но держаться в стороне. Им несколько раз звонили. Их ждут. Значит, едут к родне, но дальней. Чувствуют себя не очень уверенно. 
Одна из пассажирок, молодая леди, лет до 30-ти, которая на всех переходах границы отчаянно курила, подойдя к клумбе, неожиданно упала на колени.
«Спасибо тебе за приют и мирную землю, Эстонская Республика!»- воскликнула она, картинно поцеловав землю. Таможенников перекосило. Я обомлела.
Суть внутреннего диалога могу пересказать только небольшим культурным выражением «ни чего себе, съездили в Европу». Донбасс из меня еще не весь вышел. И происшедшее характеризовалось исключительно высококультурным матом.
-Это Латвийская граница,- едко сказал один из них,- а Эстонская Республика, еще дальше, а вообще –то на этом газоне туристы собачек выгуливают. 
-Мама, этот автобус, что, через Донецк ехал,- дернув меня за руку, выдало жизнелюбие,- чёй-то мне это уже не нравится, звони тёте Наташе.
-Дорого, мы в роуминге и я не знаю ее эстонского номера,- ответила я грустно. 
К нам подошел таможенник или пограничник, я особо уже не всматривалась.
-А вы куда бежите?
-На международный конгресс «Женщины мира за мир» по приглашению Ассоциации женщин Эстонии «Кадри»,- ответила я, вздыхая и показывая приглашение, -мы на десять дней, вот билеты обратно.
-Мы не бежим, мы украинцы,- огрызнулось жизнелюбие, приняв ежистую позу, -нам и дома хорошо. 
-Ваша дочь,-то ли подытожив, то ли спросив, сказал блюститель границы, и поставил штампик,-идите в автобус, холодно.
Нам с Мирославой и тем, кто «в гости», быстро поставили штампы виз в паспорта, и мы сели, в автобус. Всех «беженцев» повели на тщательный досмотр. Землепреклоненная целовальщица почему-то была досмотрена особо тщательно. Она громко возмущалась тому, что ей пришлось выбросить в утилизатор сало, колбасу, водку и еще какие-то продукты. Она потребовала начальство, подчеркнув, что к русским и беженцам должно быть особое отношение. Подошедший к ней мужчина, которого я определила, как «смотрящий», что-то сказал ей в ушко. Видимо это «что-то» было не комплимент и не предложение руки и сердца. Девушка сникла и замолчала, нервно оглядываясь по сторонам. 
Из-за тщательного досмотра «беженцев» мы потеряли больше 40 минут времени. Холод, ночь, граница и мрачные мысли. Путешествие перестало приносить удовольствие и начинало пугать. Если в автобусе, едущем во вражескую, так нелюбимую рашистами гейЕвропу, столько беженцев, говорящих о том, что их убивает кровавая украинская хунта, то, что же ждет меня там, в стране, которая их принимает…
Дописати коментар