31.05.15

Эстония. Часть II.


 Увидеть мир, чтобы понять войну.
На первой встрече с читателями, когда я только вырвавшись из Мордора, приехала в Киев, ко мне подошла хрупкая женщина. Она так переживала и дрожала, что я испугалась еще больше. Правда, было страшно.
Столько людей вокруг, мирная жизнь, от которой я уже отвыкла, первая книга, первый автограф. Страшно. А она еще сильнее меня напугана, бледная, слезы на глазах. «Merle Pormeister посол Эстонии в Украине,- представилась она,- вы должны приехать в Эстонию. У нас там тоже ждут Путина. Они должны вас услышать». 
Угу, - дипломатично ответила я, еще слабо понимая, что происходит со мной, с моим миром и с жизнью в целом.
Когда мне в апреле позвонила Natalya Olyanishyna и сказала, что меня и Мирославу приглашает в Эстонию Merle Pormeister и Ассоуиация женщин Эстонии «Кадри» и ее руководитель Reet Laja , я не поверила. Наташа назначила мне день для оформления загранпаспортов. 
Я ни разу не была заграницей. Хотя и жила в фейковой иллюзорной стране лэнэрии, которой даже нет на карте. Согласна, гордится не чем. Ни тебе тлетворного, загнивающего вида Европы на аватарке, ни бара ол инклюзив, ни обгорелой попы на фоне пирамид. Короче, полное село.
В ОВИРе меня начало трясти. Чиновники! Окошки! Бумажки! Всё, сейчас начнется, - думала я,- то рожей не вышла, то бумажка не та, то прописка не выездная, испорченная лэнэрой биография, как тавро. Но… Нам три раза улыбнулись. Взяли интервью. Сфоткали. Наговорили Мирославе комплиментов и всё…назначили день получения паспорта. Обидно, да?! Умирает совок, уходит в туманную даль чиновничья удаль. Ну, хотя бы в одном ведомстве и то приятно. Хотя был один момент. Нет, не с нами. Парнишка возле соседнего окошка недоуменно вертел загранпаспорт, который ему нужно было менять, как признанный недействительным. Полпаспорта визы дэнэры, блокпостов, казачьих комендатур… 
Поездку, как и оплату оформления загранпаспортов, мне оплатила Reet Laja и турагентство, в котором работает Natalya Olyanishyna. 
Мирославу больше всего интересовал паспорт. Паспорт! Это был первая мечта, первое творение и первый поддельный документ моего жизнелюбия. Едва научившись писать, Мирослава изготовила себе паспорт и права для вождения автомобиля «Москвич 2141». Теперь она ждала получения настоящего паспорта. Ждала больше, чем саму поездку. «Там точно будет указано, что я гражданка Украины, - донимала она меня весь день».
Паспорта получили. День поездки назначили. И тут у меня началась паника. Из парадно-выходного у меня кроссовки, в которых я зимой приехала в Киев из Луганска, две вышиванки, джинсы и пальто. В новом Каневском доме холодина, спим на одной кровати втроем, три чашки, три ложки, три тарелки, а я в Европу лыжи навострила. Красавица! Сижу, реву. Как говорит моё жизнелюбие: «Маме, чтобы поплакать, повод не нужен, а уж, если он есть, фсё, всемирный потоп обеспечен». В этот момент позвонила Оля Грановская, видимо, начавшая что-то подозревать. И вот, я хлюпаю носом в телефон в усьопропальническом настроении. Оля сказала дипломатическое «угу» и объявила в ФБ караульно-собирательно-спасательный режим. Через три дня возле моего дома было не протолкнуться. Я растерянно встречала гостей. Всех видела первый раз в жизни. Мне привезли постельное белье, посуду, продукты, моющие, вещи, саженцы, картошку, семена и даже косметику и купальник. Девочки такие девочки. Потом пошли посылки. А там… В общем, в Эстонию мы с Мирославой поехали кралями. И в обувке, и в кофточках, и в свитерочках. С браслетиком «Все будет Украина» от Вероники. Мирослава тут же охарактеризовала нас - «Сборная Украины». Собрали, одели, обули. Что удивительно, все вещи подходили, обувь идеально садилась на размер. И провозили-присылали именно то, что необходимо. Я только выдохнула « у нас нет чемодана», как из подъехавшей машины уже выгружали чемоданы. Заканчивался сахар, нам присылали сахар. Заканчивался шампунь, нам присылали шампунь. Мистика?! Любовь! Так чувствовать на расстоянии могут только любящие тебя люди, родные, единомышленники. 
Наконец-то мы в автобусе. Я после ударного огородного марафона (надо же было все посадить к отъезду) решаю, спать. Сил не вообще, никаких. Ни думать, ни анализировать. Глаза закрываются от мягких покачиваний автобуса. Но … 
…Автобус тужился в киевских пробках. Миловидная стюардесса начала знакомить нас с экипажем, маршрутом, раздавать миграционные карты и другие важные бумаги для прохождения таможенно-паспортного контроля, правилами поведения и пользования сервисом. На словах, «запрещается откидывать спинки кресел до 22 часов» ко мне на грудь приземлилась лысевидная голова, сидящего впереди меня мужчины в спортивном костюме. Он вальяжно откинул кресло и уже в позе «мне глубоко по» продолжал слушать разъяснения стюардессы. Она методично повторила правила на русском и украинском языке. Мужчина не двигался. Я тактично сидела, втянув, всё, что можно с печальными глазами и зажатыми в руке документами. Стюардесса, эротично улыбаясь и, снизив голос до интимного, еще раз повторяла правила сидения и лежания в кресле, нежно глядя в сторону нарушителя. На 5-той попытке домурлыкаться до лежавшего, она перешла на английский. Однако, в ответ на её не менее эротичный «андестенд», послышался демонстративный храп. 
Мирослава в это время была занята изучением кнопочек, розеточек, усаживанием и развешиванием рюкзачка. Наблюдая за ситуацией, она тихо спросила, как раз перед переходом стюардессы на интимно-английскую версию общения:
-Чё, мужик тупит?
-Тупит!- так же тихо ответила я,- ну, мы люди воспитанные, будем сидеть молча.
Звонкое и жизнерадостное: «Мама, смотри, дАнецкие!» привело спинку лежащего на мне кресла в стоячее положение, вывело мужика из анабиоза и перестроило ехонные мосхи на восприятие русского, украинского и нормального, пацанячего. 
До Белорусской границы мы с жизнелюбием комфортно спали, прикрытые принесенным стюардессой пледом. Лысевидный тоже спал, без пледа и не откидывая кресло.…
Дописати коментар