31.05.15

Эстония. Часть I.


Ну, вот, как обещала, начинаю рассказывать о своих путешествиях. 
Удивительным образом сложилась моя судьба. Холодной русской весной, под ГРАДАМи, я начала диалог с миром и теперь живу на ладони у всего мира. Моя жизнь теперь и книга, и дневник, и диалог. Диалог!
Эти посты в ФБ не для пиара, не для политики, не попрошайничество помощи, не …короче, кто не хочет, тот не читает, кто не хочет, не подписывается. Я устала оправдываться на все «не так», «не то», «почему», «вам надо», «вы должны», «вы обязаны». Я с первых постов говорила о том, что я просто разговариваю с друзьями. С друзьями! И говорить могу не только о войне, о сепарах. Могу о цветах, травах, рецептах, степи, о девичьем, о любви, о природе и о политике, и о политиках. Это наша жизнь. А у меня есть свое мнение, которым я могу делиться с друзьями…Вот на этом и поставим точку. 
Поэтому. Родные мои, спасибо за переживания и прошу прощение за подогретое фотографиями любопытство. Усаживайтесь. Буду потихоньку рассказывать. Столько узнала, стольких обняла от всей нашей Украины, от всех приняла столько пожеланий добра, любви и победы, что…Все будет Украина! Это говорит нам мир!
Начать «Дорожные истории» я бы хотела с конца. Вернее, с поездки в Тернополь. Она была сразу после возвращения из Эстонии. Хотя хочется рассказать обо всем, о главном и наиглавнейшем, грустном и смешном, загадочном и прекрасном. 
С первых минут движения автобуса Киев-Таллинн меня не покидало ощущение значимости и важности поездки. Я знала, что все это не просто так. Жизнь давала мне новые координаты, открывала новые главы и, что главное, предоставляла ответы на старые, но до сих пор тревожащие меня вопросы. 
В Эстонии я первый раз оглянулась. Туда, на зону. Еще со страхом, но уже здравомысляще. Я смотрела на войну, на прошлое, на город, на Луганщину, на Украину, окончательно осознавая неизбежность перемен, происшедших в моей жизни и жизни страны. Это страшно оглядываться. Это нужно, чтобы увидеть прошлое, осознать настоящее и понять будущее. Но об этом потом. 
Тернополь… Я ехала на вечер-реквием памяти Андрея Дремина, Светлячка. Мне было морально тяжело и неловко. Сколько их, Светлячков?! А я еду на вечер памяти лишь одного из тысячного Небесного Войска. Что я скажу людям, которые придут на встречу? Я - Луганчанка! Я, жительница территории, которая принесла боль в Тернополь и в Украину! 
Тернополь… Он дал ответ на последний вопрос. На самый страшный. Что будет с нами после войны, с Луганщиной, с Украиной?! Он ответил резко и быстро. Не раздумывая, в первую же минуту пребывания, с первого шага на перрон. Как будто ждал меня. Ждал именно меня, с моими путаными мыслями, страхами, переживаниями, войной. 
«Донбасс-это Украина! Каждым человеком и каждым городом, каждым домом и каждым деревом. Те, кто насаждал нам мнение, что на Донбассе все ватники и предатели, ошиблись. Мы, попав на Донбасс, увидели там украинцев и Украину. Это наша земля и мы будем за нее бороться. Они врали нам, что на Донбассе все поддерживают русский мир, врали, чтобы легче было оправдать свое желание отдать эту территорию орде, врали, чтобы заставить нас ненавидеть земляков и братьев. Мы все разные. И здесь хватает глупых, обманутых, верящих пропагандистам. Но здесь и сейчас, мы говорим вам, братья, земляки: «Украина от Сяна до Дона! Единая и неделимая страна» - сжимая кулаки до белых костяшек, сказал мне Тернополь. 
«Все будет Украина!»- ответила я ему.
Да, именно это сказал молодой тернопольчанин, боец АТО, в конце вечера. Именно мне. Донбассу. Украине. России. Миру.
В Тернополе я первый раз осмелилась говорить о боях, о котлах, о документальных фактах. В зале военные. Они крепче, чем гражданские. Они поняли и выдержали. Тогда русской весной и холодный русским летом 2014, кто-то из моих друзей в ФБ написал: «Я чувствую, что Лена поддерживая нас, молчит, молчит, чтобы не пугать нас кровью». Да, многое я не могла писать. И в целях безопасности. И из-за паники. Но, чаще всего, не понимая ситуации. 
В Тернополе я первый раз смотрела в знакомые глаза. Почему знакомые? Нет, я не видела этих людей раньше. Просто у всех наших военных одинаковый взгляд. Мудрый, уставший, в меру жесткий и светлый. В них жизнь и вера. Я видела эти глаза, этот взгляд там, в зоне. И я поняла, здесь и сейчас я могу говорить, могу доверять. 
Когда мой голос срывался эстафету принимали сидящие в зале. Рассказав о трагедии в Изварино, Дубовой балке я не смогла прочитать стихи-реквием, посвященные погибшим там ребятам. Просто задохнулась от боли и все. На сцену вышел мужчина, обнял меня, сказал «мы рядом, держись» и прочитал мои стихи. Спасибо, Микола Булат, монотеатр "Бродячий кіт". Оказалось Тернополь читает мою страничку, стихи, рассказы. Читает на русском, терпит мои русизмы в украинском, вторит единению.
Знаете, я очень боялась выпускать сказки и стихи. Мол, скажут, ну, вот, зарвалась, в писательки наметилась. А мне очень хотелось поставить точку. Точку в моей боли. Даже не точку. Памятник. Память…
После вечера ко мне, Любе Бурак (Дзвинке Торохтушке), Оле Грановской подходило много людей. 
Вас надо возить по Украине, по городам, чтобы все знали, правду, - говорили одни возбужденно.
Так писать и так описывать ситуацию может только тот, кто это видел,- ужасались военные.
Она говорит правду, она там была, так выдумать даже писателю не под силу,- с нежностью и поддержкой, обнимая и передавая мне силы, говорили тернопольчане.
В стороне от всех стояла молодая женщина. Она все время плакала, сидя в зале. Я пыталась к ней подойти, но не могла вырваться из окруживших меня тернопольчан. Когда я еще раз глянула в ту сторону, где она стояла, ее уже не было. Я расстроилась. Я видела, чувствовала, что она очень поговорить со мной. Надо было уходить. Я развернулась к выходу и фактически налетела на неё. Хотела сказать, но слов не было. Такой омут боли в глазах. Бесконечность боли. Мы поняли друг друга и обнялись. 
- Спасибо вам. Он тоже остался в степях Донбасса. Это его ваши степи пригорнули травами. Теперь у него есть памятник - ваши стихи. Спасибо, что оплакали,- прошептала она. 
Потом мне Люба скажет, что видела, как эта женщина плакала в зале. Она вдова. Еще одна судьба, которую сломала война. Война, которой нет в нашей стране. 
Я не знала Светлячка. Не была с ним знакома. Но его побратимы говорили, что Андрей был удивительным, умел собрать вокруг себя разных, иногда совершенно противоположных людей, просто собрать в один круг. Это правда. Я не знаю, но с какой-то минуты встречи я почувствовала, что это вечер-реквием для всех Светлячков. Тернополь почтил всех погибших Героев. Он не делил их на Луганчан и Тернопольчан, на Восток и Запад. Тернополь! Спасибо за память и о нашей Луганской Небесной Сотне ….
П.С. Любов Бурак, Ольга Грановская, спасибо за ваш талант, за искренность, поддержку и участие в рождении «Світло рідного дому», «Світлячок-охоронець», «Час В…Время В…». Спасибо моим читателям и друзьям, которые покупают книги, даря мне жизнь и поддержку для творчества. Ваша помощь неоценима, я молюсь о каждом из вас. Спасибо за любовь.
П. С. (можно читать, кто как хочет от постскриптум до правый сектор). Для очень патриотичных и сознательных сограждан Востока и Запада Украины. В Тернополе мы розмовляли українською. Продолжаю писать на русском. Устала объяснять почему. 
Таксист-тернопольчанин, который подвозил нас с вокзала домой к Любе Бурак, узнав, что мы с Луганска-Донецка, тут же подчеркнул, что знает русский, и предпочитает своего любимого поэта Сергея Есенина, как и других великих русских, а не москальских поэтов, читать в оригинале. А еще в Тернополе мы видели симпатичных африканобендеровцев, как говорят о них тернопольчане «типичных не москалив». Вниманию патриотичных и сознательных сограждан Востока Украины. Африканобендеровцев, русскоязычных, польскоговорящих, немецкобалакающих, французобольщающих, итальяновинопьянопоющих и других не мэстных на Тернопольщине не бьют, не убивают, не кидают «на подвал», не берут в заложники, не хамят «понаехали» в отличие от «интеллигентных» граждан лэ\дэ-нэры. 
Продолжение следует.
Дописати коментар