28.10.14

Лингвинистические зарисовки

Я уже как-то писала в «Степных историях из зоны АТО», что возникшая политическо-террористическая ситуация существенно обогатила лексикон жителей Луганщины.
События 2014 года не только лихо откинули нас в прошлое без денег, связи, без работы, с допросами в НКВД, но и обогатили наш словарный запас. Ну, а как по- другому. Страна новая, ничего от старой власти не признаёт, кроме денег, льгот, газа и пенсий, то и язык, я так думаю, нужен свой.
Но так как отношение людей к происходящему, скажем толерантно, не совсем такое, как рассчитывали «освободители», то новые слова ложатся яркими, крупными, душевными мазками на карту приграничья.
А так как народ у нас специфический, на образность богатый, то и неологизмы, а я их называю лэнэрэизмы, появились у нас специфические.
Вот, например, «блок-пост». Думаю, читателю сразу представляются бетонные плиты, заграждения, автоматы, колючая проволока, огромные заградительные ежи, как в кино. Оно- то может где-то и так. А у нас, смотря, куда попадёшь. Из того, что видят люди и появляются названия. Так, можно на дороге упереться:
-«блок-шалаш» из веток, старых простыней, обычной столовой клеёнки с желтыми подсолнухами на голубом поле и флагом «за ударный коммунистический труд»;
-«блок-автобус» из простреленного автобуса с сохранившейся табличкой-указателем маршрута «Антрацит-Снежное». Рядом разрушенная остановка и её почти не видно. Люди просят шофёра "остановите возле блок-автобуса";
-«зять-пост»- це там, де Галькин зять прохлаждаеться;
-«б….ть-пост»- сразу сори за использование многоточия, но из песни слов не выбросишь. Это когда на блок-посту присутствуют камуфлированные, слегка подвыпившие девицы. Тогда он сразу превращается именно в то, что написано многоточием.
Когда это происходит село на взводе. Это ж событие! Почему-то каждый, проходящий мимо дома Галины Поликарповны, считает своим долгом, крикнуть через забор:
-Поликарповна, а твий зять дома?
-Нет, а что?
- А-а-а-а! – и сразу добра улыбка на лице кричащего,- На роботе-е-е значить! О, то добре, шо на работе, там така смена хорошая, девичья, то тормозок нэ нэсы, покормлять!
А потом селом бегут до блок-поста смотреть, как Поликарповна и её дочь Ксюха, будут колотить и девок, и зятя, и всех, кто им под руку подвернётся.

***
И ещё часто населением употребляются слова «з сепарапыздыть» или «з сепаратыздыть». Это тоже, что «с лэнээрничать», «с регыоналить», «стыбрить» или «скомисарить».
Когда-то при хунте, за действия, обозначаемые этими словами, давали срок по статьям «разбой» и «кража». Сейчас ордена и место на блок-посту.
- Дывлюсь, -рассказывает Палыч,-а кит шо то со стола сыпаратыздить. От, зараза така. Глаза закрыв, уши прижав. Типа не он. И ця катлэта його була, ще з совецького времени. Ну, вылитый сепаратыст. Я як гыркнув, вин, шусть у другу комнату, на полку и лежыть, морду, значить, лапою закрыв, щей похрапуэ. Типа, не было його никогда у стола з котлэтою . От падло, такий хитрий, аж быты жалко.

***
Возле деревни, не нашей, чуть подальше, ещё летом взрывом вывернуло железный столб. Электро-опору. Свет сделали по-быстрому, как у нас говорят «на соплях», а вот к зиме договорились с электриками, что столб поставят на место.
Приехали к полю. Столба нет. Только траки от БМП. А бригаду –то вызвали. Приезжают электрики:
-Ну, где столб?
-Нема,-чешут деды затылок,- скомисарили.
- Чего?- не понимают электрики.
-Так выдно ж по следам, шо прыїзжалы комиссары й скомисарыли той стовп.
Да, против комиссаров тут все бессильны. Вопрос решили креативно. Поставили «бутылёк» блок-посту, те сами привезли столб, чуть не такой, но подошёл и свет дали.

***
А вот в официальных выступления самоназначенной власти слова «отжать», «захватить», «отбрить» после паузы в эфире заменяются на «освободить». Видимо ещё не утвержден официальный толковый словар, вот и возникают лингвинистические казусы.
Старая власть, которая лояльная к новой власти, ибо ещё надеется хоть что-то выклянчить, все слова «отжать», «захватить», «отбрить» заменяет на «экспроприировать».
Поэтому одно и тоже происшествие звучит по-разному.

По версии селян.
-Куме, чого млын не робыть, я хотив каши намолоть?
-Та ци падлюки, вчора мельницу з сепаратыздыли. Не знаю, как муку, а металл вже вывозять.

Версия новой власти:
-Вчера мы отжали…захватили…в смысле освободили, ещё один мукомольный цех. Теперь муку молоть для нас будут утром, а ночью, хай приходить население, но с мешка помола пол мешка отплаты. За свет.

Версия старой, но находящейся тут власти:
- Экспроприировав у олигарха –предпринимателя мукомольный цех-мельницу , ополченцы наладили производство муки для населения, стабилизировав поставки хелобо-булочных изделий на территории Антрацита и его блок-постов.
***
Сипараписять-обычное физиологическое направление «до кустиков» или прямо на остановке, или возле магазина. Тут у кого какое положение в обществе.

***
«Влэнээриться»-влипнуть в историю.
«Облэнээрились»-обнулились, обанкротились.

***
Изменились и географические названия. Так территорию по ту сторону зоны, называют каждый по-своему. Население теперь зовёт Украину –Большая земля.
- Петро, а ты вже на Большую землю ездил? Пенсию оформыв?
- Та ще в сентябре. Уже получив.
- И как там? Органы не вынимають?
- От ты дурный, а. Там, в пенсионном таки девчата гарни, я б каждый день ездив. От чого у нас в пенсионном стари мэгэры, а там дивчата, а? Так заботились, шо я, думав в додаток до пенсии щей новые органы вшивать начнуть. Така вежливость. Їзжай, оформлюй, давай. Пєрєстраховщик.
- Ото да. Дивчата?! Молодые?! Вежливые?! То еду.

А вот «освободители» называют ту же часть территории –не освобождённая, порабощенная, находящаяся в рабстве часть Новороссии.
При том, что уже давно сами получают там пенсию, регресс, ездят покупать продукты и лекарства. Такой вот нонсенс.

***
А вот нашу новую, великую страну население почему-то упорно называет проглатывая одну букву и получается «срана». Ну, народ сельский, сильно новоросской грамоте не обученный, вот и говорит, что видит.
Дописати коментар