08.12.16

Падет ли свердловский "РИМ"?

Когда берешь себе поганяло, то должен помнить о том, что оно так же будет влиять на твою жизнь,- аксиома, которую, похоже, не знает никто из криминального мира Донбасса.
Россия мнит себя Третьим Римом. Видимо, исходя именно из этой иллюзорной «непокобелимостими», первый командир Свердловских террористов, экс-депутат городского совета, афганец, предприниматель и коммунист Александр Гайдей, взял себе позывной «РИМ».
Могущество третьего русского Рима поставлено под сомнение даже ее собственным «Прогрессом», не пожелавшем нести службу на благо страны. «РИМа», в смысле Александра Гайдея,  5 декабря 2016 года  русские погранцы взяли на КПП «Гуково», который граничит с украинским, а теперь захваченном террористами КПП «Червонопартизанск». Взяли потому. что Александр Гайдей числится в "Миротворце" и разыскивается Украиной. как террорист. Правда, украинская сторона за задержанным не приехала.  Знаково, как-то, не находите. «РИМ», как первый оплот «русского мира» на Луганщине пал от рук русского мира. Он первый поднял идею "русского мира" в Свердловске и русский мир задерживает его, как гопника, на границе, чтобы передать Украине.
Но, расскажу по порядку. Чтобы напомнить тем, кто подзабыл мрачную историю предательства и войны, и рассказать тем, кто только начинает интересоваться событиями.
Александр Гайдей, мой земляк, свердловчанин. Жил, как и я в городе Свердловск, Луганской области, который сейчас после декоммунизации стал городом Должанск.
О довоенном Гайдее сказать что-то плохое, не могу. Ну, кроме того, что участник боевых действий в Афганистане и участник бандитских разборок в 90-е.
Так, это, на Донбассе, не было отступлением от норм и выходом за поля морали. В Афган из Донбасса гребли тогда почти всех крепышей. И каждый, если не ошибаюсь, пятый мужчина, был в нашем городе или «афганец», или «участник чеченской», или «чернобылец». В общим, носителем красной льготной книжечки, и посттравматического синдрома.
В 90-е это «афганское» братство лихо использовалось бандитами для формирования первых батальонов смерти. Маленькие армии, были замаскированы под клубы патриотического воспитания, которые между тренировками, махали битами на очередных разборках.
Александр Гайдей, тогда, как впрочем, и большинство контрабандистов на Донбассе, занялся углем. Думаю, тогда, когда их первых принимали ФСБ РФ, и был завербован в «русский мир». Слишком быстро и слишком организованно влились такие, как Гайдей в «русскую весну».
Контрабандистов, милицию, прокуратуру, СБУ, тогда часто «принимало» ФСБ РФ. Одних с контрабандой, где-нибудь под Ростовом, вторых, на сопровождении, третьих и четвертых, на решении вопросов.
Делали это красиво. Сначала давали заработать. Вчерашнее «чуть-чуть» превращалось в сегодняшние «опт вагонами». С оптом и брали. Человек влетал на крупную сумму, как правило, «оптом» в России занимался тот же криминал, и начинал решать и сотрудничать.
Я еще не видела выходцев из 90-х, не повязанных с криминалом и ментовско-фсбешной системой.
До 2010 года об Александре Гайдее в Свердловске были не слышно. Он занимался бизнесом вне города. Имел торговые и финансовые связи с Крымом, но тогда это никого не напрягало. Ведь Крым, как и Донбасс, были Украиной. Нет, нет, «были» не в том плане, что сейчас мы отказываемся от них. В том плане, что бизнес дончан, луганчан, которые они развивали в Крыму, да и в той же России, никого не напрягал. Я вообще никогда чужие деньги не считала. Зарабатывала свои. Занималась журналистикой, создала юридическую компанию, поднимала мини-фермерское хозяйство. С Александром Гайдеем познакомились, и даже нашли общий язык, на фоне…А вот не поверите! На фоне защиты наших степей и экологии.
Я, как журналист, и общественник, занималась защитой Провальских заповедных степей, активно поднимала вопросы выполнения предприятиями угольной промышленности экологических норм (в городе горят 45 породных отвалов). И копанки! Копанки, как язвы, разъедали мою Луганщину. И я не могла молчать.
В горсовете мои требования поддержали только коммунисты. Вернее, не все. Нет! Старперы, как мы их называли, были против перемен и требований к власти, поэтому, поддерживали политику мэра-регионала, и я сразу стала «врагом народа». В Свердловске, приблизительно, с 2009 года, КПУ стало стремительно омолаживаться,- вот это для меня был шок и сюрприз, я не понимала, почему молодежь ищет себя именно в коммунистическом движении. Я была двумя руками «за», чтобы молодежь активно принимала участие в жизни города, в политике, так как считала, что все партии, это порождение той же КПУ, только под другим соусом, поэтому, их нужно омолаживать. Верила, что, чем больше молодежи в партии и политике, тем чище она будет.
Молодежь города в политику шла, но в КПУ. Первым секретарем Свердловской компартии стал молодой Анатолий Мартыненко.
Комми города сразу же вошли в конфронтацию с регионалами. И все чаще и чаще становились участниками столкновений с ментами, вытаскивая людей из копанок. Перекрывая дороги контрабасу. Подумать о том, что в этом могла быть рука Москвы, я не могла. Больше верилось в омоложение контрабанды и перераспределение потоков, но…Все чаще и чаще комми добивались улучшений для города. К ним начали тянуться люди. Это обескураживало. Единственное, что мне тогда приходило на ум, это завуалированная «конфронтацией» смена устаревшей и потерявшей лицо Партии Регионов на КПУ. Но…я не политик. Тогда это было для меня дремучим лесом. Да, и, если честно, я больше уделяла внимание экологии, правовому воспитанию горожан, чем борьбе с КПУ и ПР. КПУ же тогда не была запрещена в Украине.
Александр Гайдей участвовал в выборах в народные депутаты Украины. Занял второе место. Именно выборы сплотили тогда переругавшихся за перераспределение бюджетных средств и потоков, «чернобыльцев», «афганцев», ВДВшников. Их организаций на один наш маленьких город было по нескольку штук, и они постоянно устраивали публичные разборки, деля бюджетный пирог и сферы влияния. Я с ними не общалась. Каждая «разборка», это требование к журналистам, написать грязь на жен, семьи оппонента, заказные статьи, в общем, мразь.
Общения с этими людьми, мне хватило сполна, когда один раз, я, как руководитель общественной организации, получила по грантовой программе, лекарства, вернее, витамины, иммунные препараты, которые больше подходили для «чернобыльцев», чем для обычных граждан.
Руководящий орган нашей общественной организации, распределив детские витамины среди детей своего поселка (мы жили в экологически опасном районе), предложил остальное передать «чернобыльцам». Я, как представитель общественной организации и ее руководитель, пришла на собрание в «Союз Чернобыль». Отдала лекарства. И ушла. Ушла, ни сказав, ни слова. И даже не ушла. А убежала из зала. Мне было страшно.
Люди, которые еще секунду сидели и мирно разговаривали, накинулись на коробки, дрались, оскорбляли меня, что мало привезла, что украла их лекарства. Оскорбляли друг друга, орали, чья жена с кем спит. Дрались за коробочки, даже не читая названия.
Теперь, только теперь я понимаю, что видела зарождение «русского мира». Чувствовала смрад его дыхания.
Я рассказываю всё, как есть. Для чего? Наверное, чтобы наконец-то сложить все пазлы войны. Хотя бы для себя.
На выборах в народные депутаты, а я тогда тоже принимала участие, Александр Гайдей не позволил по отношению ко мне никакой грязи. Вел себя достойно. Но постоянно опекался СБУ и ПР. Мне даже показалось, что слишком опекался. Первый раз за всю историю выборов в нашем городе КПУ почти лелеялось ПР. Такой себе симбиоз. Тогда я точно поняла, идет передача власти по договоренным позициям.
Тот период жизни научил меня многому. Я узнала, что такое информационно-политическая война по-регионально-фсбшному: грязь, заказы, вбросы, сталкивание лбами вчерашних друзей и единомышленников, запугивания, убийства, политика по принципу, разделяй и властвуй.
Я осознала, что люди, которые, активно голосовали за комми, обвиняя во всех грехах регионалов, на Донбассе не изменятся никогда, так как готовы верить во всю грязь СМИ, газетам, телевидению, не могут анализировать, строить логические цепочки, и, что самое страшное, покупаются, за обещания и гречку.
Мне было страшно слышать, как орет толпа: «Пусть горит террикон, главное. Чтобы нам заплатили, хоть что-то».
Мне было страшно, как стоящие возле копанки, где погибли шахтеры, женщины, рассуждают: «А сколько завалило? Пятеро! Здорово, можно завтра своего гнать на работу, есть места».
Я осознала, что проиграла какую-то свою войну, но, глядя на украиноязычную молодежь, которая хоть и была пассивна по отношению к местным событиям, и видела себя только вне Донбасса, но все же, развивалась в украинском русле, понимала, что придет время других «городских сумасшедших».
А потом пришла война. Может поэтому, когда я увидела стремительные перемены к камуфляжу и моральному разложению общества, я была к этому готова. Ведь в эту войну я пришла со своей, другой, не менее страшной.
Когда Украина праздновала победу Майдана, из нашего города исчезли многие влиятельные люди. Тот же Саша Гайдей, прокурор города Александр Головачук, Александр Шмальц. Все заболели на три месяца!
Мы, глупые, - мы, это наша городская оппозиция, состоящая из активных горожан, разочарованных выходцев из «Нашей Украины», «Руха», «Просвиты», - радовались, что на фоне побед Майдана, сбежали и наши чиновники.
Ах, если бы мы знали!
Через полгода, уже, когда нас обстреливали, а по улицам разъезжали русские танки, я узнала, что власть города, депутаты, прокурор, начальник милиции, ездили в Крым к Аксенову, где и получили «деньги, карты, два ствола» (с) и уверения, что на Донбассе, все будет, как в Крыму.
На шахтах ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит» записывали в «народное ополчение Донбасса», с выплатой премиальных, 10 000 гривен.
Я металась между знакомыми, которые записались, «только, чтобы деньги получить, чтобы Ленина поохранять, какая война, это просто так».
На первом этаже ДК имени Свердлова работала ОИК, готовились к выборам президента Украины. Муж там. Напротив, дверь в дверь, комендатура «первой казачьей сотни «РИМ», и Саша Гайдей.
Мы идем на работу в ОИК, они идут на «работу» в комендатуру. В холле кофе-автоматы. Пьем кофе. Мы, из ОИК, в вышиванках, и они, в камуфляже, но пока без автоматов.
«Будет война, - говорим мы им, - что вы делаете, на ваших руках будет кровь. Вас разведут, как лохов, а кровь останется. Останется, вместе с разочарованием, обидой и смертью!»
Они смеются: «Все под контролем. Все договорено. Киев уже нас сдал России. Будет, как в Крыму. Никто не стрельнет. Это все, так, для обывателя, чтобы майдауны не прыгали».
«А что будет в России? - спрашиваем мы,- шахты закрыты, мы для них «хохлы», второй сорт, мы им не нужны. Им нужна наша земля, как полигон».
«Будет бесплатный газ, высокие пенсии и зарплаты, - говорят нам шахтеры в камуфляже, получающие по 20 000 гривен зарплаты и по 5-10 000 гривен пенсии, - мы наклоним Россию, и будем продавать свой уголь сами, в Европу, за доллары».
Чувство абсурда. Чувство психоза. 1 марта 2014 года. Митинг в Свердловске. На сцене мэр города регионал Александр Шмальц, народный депутат Украины от ПР, экс-генеральный директор ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит» Александр Коваль, депутат Свердловского горсовета Александр Гайдей, «чернобыльцы», «афганцы», казаки Всевеликого войска Донского, Свердловский юрт (зарегистрированный, как и войско Донское, в Минюсте Украины и не запрещенный, как военная организация), триколоры, русский мир. Боль!
Беснующейся толпы 1 марта не было. Она появилась где-то в апреле 2014 года. Кстати, на 90% состоящая из женщин. Врачи, предприниматели, учителя и домохозяйки. Последние были оплотом «русского мира», и самой агрессивной субстанцией.
Стоящие на площади шахтеры, а их организованно свезли после смены, говорили «от нас ничего не зависит, наверное, так решили, не будем вмешиваться». Но Россию ругали. Нет газа в селах, нет бытового бесплатного угля, шахты закрыты, Гуково вымирает.
Мы, приграничье, в городе живут граждане Украины, которые стали ими, образовав семьи с жительницами Свердловска. Еще при УССР. В городе много смешанных семей. У меня, например, две кумы, россиянки по – рождению, и украинки по паспорту и духу.
Видео «Митинг 1 марта 2014 года» можно посмотреть в Ютубе. Не буду описывать.
Почти сразу в городе появились блокпосты. Оружие мы увидели уже в конце апреля. После захвата СБУ в Луганске. Его привезли «Уралами». Сгружали в офис КПУ, который располагался в жилом доме, возле здания суда и СБУ Свердловска. Сгрузили оружие и в ДК имени Свердлова. В комендатуру, выделенную для собрания «народного ополчения» мэром города. И да, ОИК еще работала!
24 апреля я еду в Киев, выступаю на телевидении о ситуации с выборами. Возле налоговой, над ритуальным агентством висит триколор. Женщины пьют водку и шампанское из горла. Орут «Да здравствует Путин и Россия». На границе стоят танки. Уже неделю. Ночью они заводят моторы и включают свет. Степь гудит. Мы не спим. Дрожит посуда. Мы плачем. Война!
Проезжая, останавливаемся на светофоре. Я кричу в окно: «Слава Украине!». Машины сзади сигналят. Кто, кому, не понятно. Они, под триколорами, думают, что я их приветствую, начинают кричать в ответ «ура». Я плачу! Кричу сильнее. Они слышат. Начинают крутить мне дули, показывать факи. И вдруг, я слышу, как клаксоны сигналят синхрон: «Слава Украине!».
Доезжаем до пенсионного фонда. Нам фарами сигналит машина. Останавливаемся. Выбегает девушка, она плачет. Обнимает меня.
«Я думала, я одна. Все сошли с ума. Слава Украине! - говорит она сквозь слезы».
«Я еду в Киев, - почему-то обещаю я ей,- я нас не отдам. Героям Слава!».
Из Киева возвращаюсь с мертвой душой. Нас, представителей Луганщины, не выслушали. Вся передача была о том, как парковался Поярков, и что будет делать с Киевом Леся Оробец, если победит на выборах. Больно!
Выезжаю из Луганска. Мне звонит местный СБУшник, нервно говорит, чтобы не доезжала до автостанции. Меня ждут. Встаю возле поселка, на въезде в город. Он забирает меня и вывозит в село. Там уже моя семья. На нас напали из-за моего выступления. Женщины возле исполкома, орут, что меня нужно повесить на березе и облить бензином. Война!
Потом стремительно, - обстрелы, танки, триколоры, комендатура, полицаи, армия «Юго-Востока», казаки, кадыровцы, сербы, романовцы, и «РИМ».
В городе страх и растерянность. Нет почты, банков, банкоматов. Их «освободили» солдаты «РИМа». Люди прячут машины. Город пуст. «Солдаты «РИМа» отжимают технику.
Возле города расстреливают семью предпринимателя из Антрацита. Пострадал ребенок. Родители убиты. Их объявили «правосеками». Они просто вывозили деньги и семью в Россию. Их расстрелял «РИМ» по просьбе их кума, который знал, что они вывозят деньги.
Расстрелы. Обстрелы…Я писала об этом на своей странице в ФБ. До декабря 2014 года. Потом, допрос. Предупреждение, бегство из города.
Исчез из города и «РИМ». Нет, не боевое подразделение террористов. Оно в городе и на фронте и сейчас. Только теперь это 12-й мотострелковый. Исчез и Саша Гайдей.
«РИМ», создав в Свердловске отдельное государство и армию, пошел против всех. Но не потому, что был за город, а просто потому, что Свердловск контрабандно-угольно-бензиновый регион. Саша Гайдей «РИМ» закрыл все потоки на себя.
Армию Саша Гайдей создал просто. Когда в степях терялись ихтамнеты, они их просто убивали и забирали оружие. Массово «отжим» оружия, был совершен в июле-августе 2014 года. Особенно в дни, когда после катастрофы с МН-17, русские в панике выводили технику. Тогда «РИМу» удалось заполучить много :боеприпасы, БТР, БРДМ, гаубицы, САУ, минометы.
Обеспокоенные "вооружением "РИМа", не числящимся в лнр", "мгб и мвд лнр" часто проводят задержания и раскрывают схроны, исходя из содержимого которых, войну можно будет продолжать еще долго, без поставок из РФ.
С «РИМом» в городе связывают много: начала войны, отжимы и грабежи населения, и искоренение наркоторговли.
При «Риме» нариков и наркопритоны просто расстреливали. На соседней с моей улице так и стоят руины сожженного наркопритона. Подъехал камуфляжный дулоносец, сидящие на бронетехнике спросили у старушек, где здесь нарики. Старушки тыкнули на «хазу», так назывались наркопритоны. Камуфляженосные сверились с бумаженцией. И «ба-бах»! Прямой наводкой.
За это «РИМа» боготворили. И за то, что в городе была продана и украдена вся гуманитарка, разграблены магазины, запуганы предприниматели, запытаны, расстреляны, брошены на подвал и проданы в рабство сотни свердловчан.
«РИМ»-это сила!
В период «РИМа» «мвд лнр» города Свердловска получило более 5 000 доносов. Это поощрялось.
Для «бригады», то есть террористов, «РИМ», Александр Гайдей был Бог.
«Он воровал, но и нам давал», - говорит о подельнике медсестра «РИМа» Ольга Сорочук.
«РИМ» был за честность и справедливость. Хочешь работать-плати!»- это уже из социальных защитников».
О том, каким же был настоящий Александр Гайдей, он сам говорил: «Нух@ мне твое большое сердце, мне бабки давай». Видео в статьеhttp://sprotyv.info/ru/news/kiev/ne-skrepnye-uzy-russkogo-mira-ili-o-bolshom-novorosskom-serdce-video-ostorozhno
Александр Гайдей, единственный полевой командир, оставшийся в живых после конфликта с Плотницким. И только благодаря своей личной армии.
Александр Гайдей, единственный полевой командир, чьи отжатые заправки, магазины, салоны, до сих пор работают и приносят ему прибыль.
Александр Гайдей, единственный полевой командир, который, не смотря на конфронтацию с Плотницким, сохранил всю свою команду. В Свердловске так же управляют все ставленники «РИМа»: Анатолий Мартыненко, Олег Черных, Александр Волков («РИМ»-«Волки», танковая часть, принимавшая участие в Дебальцевском, Изваринском, Иловайском котлах). Его люди сидят и в «мгб лнр», и в «мвд лнр». Его человеком был и Александр Головачук, экс-прокурор города Свердловск и прокурор Краснодонского района при «лнр», который сделал много для нагиба контрабаса под Гайдея.
Александр Гайдей, единственный полевой командир, который все еще получает дань с копанок и провоза угля через Свердловск. За этим следит его банда (она вне войны и тербатальона «РИМ»), которой управляет его несменный с довоенного времени друг «Матрос», Игорь Белкин. Эта банда до сих пор убивает и грабит предпринимателей. Два кровавых расстрела предпринимателей в Ровеньках, это их рук дело.
А теперь о задержании.
Александр Гайдей все это время был в «лнр» в розыске. Он преступник в «лнр». И его разыскивало «мгб лнр».
Александр Гайдей все это время «розыска» находился в РФ, где вместе с приезжающей отдохнуть от «лнр» бандой «Матроса», продолжал грабежи. Александра Гайдея в РФ не разыскивали! А «лнр» за выдачей «преступника», не обращалось к российской стороне.
Каждые три месяца, Александр Гайдей приезжал на КПП «Гуково», чтобы въехать-выехать из Украины, для продления миграционной карты.
Здесь, сарказм, ухмылка, и горький смех. Отжав «республику», воевав за "свободу и независимость лнр», Александр Гайдей не получил паспорт «лнр» и остался гражданином Украины. Именно по украинскому паспорту, он и делал миграционку в РФ. А как иначе?! «Паспорта лнр» в РФ, вне уверений самой «лнр», не принимаются и не котируются. Вот так-то!
То есть с 2015 года у россиянской стороны было, как минимум 5 попыток задержать «беглеца». Ну, как и у самой «лнр». Ведь КПП «Гуковский, это сторона РФ, с которой путешественники попадают на КПП «Червонопартизанский», а это сторона, не контролируемая Украиной, а контролируемая «лнр».
То есть все эти долгие месяцы, когда беглый главарь армии «лнр», трижды награжденный, пан атаман, армии «юго-востока» Александр Гайдей, мог быть задержан. Но!
Коррупция в «лнр» такая коррупционная! Или он попросту никому не мешал. Почему задержали только сейчас?
Из внутренних органов «лнр» говорят, что сдал Александра Гайдея его же подельник Игорь Белкин «Матрос». Как и слил видео, сдал собранные на Гайдея диктофонные записи, в которых решается долларовая доля «республики» и самого Колывана.
Почему сдал? Кто его знает. О банде «Матроса» уже узнали в «МГБ» и «МВД» «лнр». Может, был размен: жизнь «Матроса» на жизнь Гайдея, кто знает.
Но о приезде Гайдея, о том, что на границе «лнр» у него свои люди, которые «делают вид, что ищут беглеца в РФ», знал только «Матрос». Такова жизнь!
Сейчас «РИМ» передан властями РФ властям «лнр». А вот тут, смело можно заявлять о сотрудничестве РФ с террористами. Куда бандита передали? Каким властям «лнр?
Значит, как граждане «лнр» разбились на Ростовской трассе в ДТП, так сообщили консулу Украины. Как бандита террориста с паспортом гражданина Украины, так передали властям «лнр». Не вижу последовательности и логики!
В «лнр» «РИМа» будут судить? Вопрос здесь не просто так. А риторический. Террористы будут судить того, кто помог им захватить (зачеркнуто) построить «республику». То есть того, чья армия и бойцы, пропаганда и слово, вели в бой за «идеи новороссии» (снова зачеркнуто), написано «за бабло».
Думаю, что что-то в этом не так. В сепарских соцсетях уже вой, - наших бьют.
Интересно, а решатся ли львы «РИМа» отбить своего хозяина у Колывана? Или дадут на него показания, как «Матрос»? Интрига!
В то, что скорпионы поедают себя самих, я не очень верю. Гайдей уехал из Свердловска долларовым миллионером и долларовым компроматчиком на всех участников событий. Думаю, что в деле "РИМа" будет политическое решение Плотницкого (мир-дружба иди, воюй, герой). Жизнь в «лнр» богата на сюрпризы!
А тем, кто еще верит в «героев», «идеи» и «русский мир», читать всё! Читать и думать, - кому вы, нахрен, нужны в «лнр», РФ, а тем более в Украине. За что воюем, земляки?
П.С. Из "лнр" сообщили, что "РИМа" должны сегодня отпустить. Значит, Плотницкий принял финансово-политическое решение. Компроматы Гайдея, собранные им на «элиту» Луганской области, подтверждающих участие русских в войне против Украины, и многое-многое другое, хранятся, как в РФ, так и в Украине! То-то, же!





Дописати коментар