11.08.16

Трагическая история со счастливым концом

Мне очень важно рассказать вам одну трагическую историю с очень счастливым концом, но, как говорят у нас в народе, не хочу палить контору. Ну, потому, что моя трагическая героиня, живет в зоне оккупации. А у них там сейчас совсем не сахар. Ситуация приобрела полный, неуправляемый разлет психиатрических диагнозов с регулярным их наложением в несовместимой с реальностью проекции.Главврач местной городской психиатрической клиники уже два года на полном серьезе говорит, что ему кажется, что все здоровые у него скрываются от злободневности жизни. И грустно добавляет, что владея обременительным грузом знаний, ему все тяжелее общаться со здравомыслящими «новороссами», находящимися в состоянии шпиономании, хунтопобедизма, клептопутии и руссошизма. Возможно поэтому те, кто еще в здравой так сказать реальности, описывают ситуацию в «ЛэНэРии» одним лаконическим словом, - кабздец.  Но, вернемся к моей героине и ее приключениям. Так как попадать в самые скарабезно-скрепные ситуации это её, то мы давно и ласково зовем её -Бидося.
Звонит мне эта Бидося пару дней назад (я выдержала паузу, хотя и очень хотелось поделиться, чтобы дорогу не попутать) и заливает мне телефон истерическим усьопропальством:
-Лена, усьо, меня повязали. Шо будет? Домой хаааааааачууууу. Там же дитёёёё и куры не кормлены! И усьо! И как оно? А я. Вот. И теперь…
Так как с Бидосей мы общаемся уже больше пятнадцати лет, то я легко дешифрую любое усьопропальство, как и победобдение регулярно звучащее у меня в ухе.
Блин, ну, как попала, повязали, - раздумываю, я, понимая, где она находится, так как два месяца готовила для нее вот этот план - перелет.
Бидося ездила в Украину. По важному делу. Потом расскажу по- какому. Ну, очень важному и вам понравится. А, значит, стоит на КППВ и что-то явно пошло не так, так как априори у этого человека так пойти не могло.
Определив параметры зрады, усьопропальства и уровня опасности я останавливаю все еще рыдательно-панический поток междометий в телефоне:
-Ты где? На КПВВ?
-Ы!- слышится среди всхлыпывания.
- Туда или назад, - я как можно лаконично ставлю вопросы, во избежание поглощения информации третьей стороной мембраны.
-Назад. В смысле вперед. В смысле, смотря, где для тебя зад.
-Йоханнный степной суслик, - нервничаю я, - ты домой или из дома?
-А, - реагирует Бидося,- домой. Мы уже были из дома. Мы уже все получилось. Ой, Лена, как же хорошо, а было. Я так плакала. Он так руку жал и речь такую. А я сразу реветь. И мы не знали. И не ожидали. Вот! А домой не пускают. Мы уже…Ой, Леночкааааа, шо будет? Но было ж так хорошо. Я плакала. И он так вышел и говорит…
Н-да! Вот вы что-то поняли? Угу! А меня представьте. Одна часть мозга, как дешифратор, весь этот штирлиг разбирает на внятность, вторая соображает, что могло пойти не так, третья уже думает, как решать и куда звонить, а четвертая внемлет потоку Бидосямыслия.
-Стоп,- я собираю в кулак всю себя с силой волей в обнимку.- Ты соберись, а то с таким пояснением ты там Новый год встретишь,- пытаюсь я остановить поток Бидосясознания.
Трубка замолкает. Но на секунду. И реветь:
-Ленааааа! Шо все так плохо. А как же куры? И дитё?
Да, - думаю я, с аналогией Нового года, я перестаралась.
-Нет, - говорю, - все хорошо. Ты на какой стороне КПВВ и в чем проблема?
-На нашей.
Тыдыдынь! "Наша сторона" - то сейчас у всех своя «наша». Пояснение на грани!
Уточняю:
-На украинской или на «ЛНР»?
-Тю, я ж тебе говорю, на нашей. Тута военный и он мине говорит: «Жіночко, дорогесенька» и не пускаеееееет. Я конечно в «ЛНР» не очень-то и хочу, но там же дитё, муж, и куры, и хатаааа! Ленаааа!
-Так, стоп-террор! – я теперь точно понимаю, что «на нашей», это таки на нашей, в Украине. - Давай разбираться, в чем проблема. Первое, тебя военный, как назвал - «жіночко, дорогесенька»? То-то! Если бы все было плохо, то бы тебя так отчихвостили. Вспомни «защитников» новоросского недоразумения. Они так разговаривают? Нет! Вот! Идем дальше. Может он тебе что-то пояснял?
-Ага!
- Вот, начнем с главного. Что? Куда и где?
-Он мине бумажку дал. И сказал звонить, там усьо решат и помогут.
-А ты звонила?
-Не, ты шо! Я сразу плакать и тебе звонить. Тута много таких сидит. Уже несколько дней. Все злые, ругаются. Орут. Кричат. Страшно! Но никто не звонит. Всем бумажку дали. Никто не звонит. Говорят, а вдруг еще хуже будет! Ну, типа ж это укропский телефон. Мало ли какие данные они собирают.
-Ага!
Это единственное, что в тот момент мой мозг сказал интеллигентного и доступного читателю. Все остальное сказанно-подуманное, конечно, красочное, и даже, возможно, могло бы претендовать на высокий литературный слог, но у Бидоси от моего монолога, аж телефон глюкнул и выключился.
Хорошо, что я перед этим успела записать телефон, который ей дал военный на КППВ. Украинский военный, подчеркиваю.
Я дозвонилась со второго раза, и мне ответил приятный, мужской, молодой голос. Служащий Старобельского координационного центра. Я лаконично пояснила всю глубину ситуации. Он быстро открыл все файлы Бидоси. Поздравил меня с событием (тихо, я же обещала, позже рассказать, не нервничаем и не перебиваем). Пояснил, что нужно сделать для ускорения прохождения КППВ, указал на возникшие проблемы и методы их устранения.
Очень расстроился, что граждане Украины попали в такую ситуацию. Потребовал позвонить, как только и сразу, как.
Три раза сказал «тримайтесь, все буде добре». На украинском это звучало не устрашающе, как у признанных гениев русского тролинга, а по-доброму, что, правда, хотелось поплакать, и я ему поверила. Правда, чуть обалдела от того, как работают служащие в Украине. С уважением. С сопереживанием. С тактом.
В общем, рассказывать всю нелепость ситуации не будут. Это на два романа. Поэтому кратко. В центре помощи жителям оккупированной территории, который работает от какого-то Норвежского центра, вблизи КППВ, что-то не так написали в заявке на получение пропуска. Так как были изменения, а они по-старому. В общем, не важно. Важно, что когда Бидося перезвонила, я четко дала ей маршрутную карту искоренения мировых проблем.
И…В течение 30 минут после того, как в этом центре помощи, что-то тыкнули, что-то пискнуло, и обновились ее данные, и я перезвонила в Старобельский координационный центр, уже был готов пропуск на ее дочку. Тридцать минут! Тот же молодой человек, удовлетворенно выдохнув по завершению процесса, пожелал мне, Бидосе, молодому поколению и всем жителям оккупированной части Донбасса мира, мудрости и терпения.
Дальнейшее повествование об окончании приключений уже было вечером, после того, как моя героиня, хотя, в этом случае уместно написание с заглавной, добралась домой.
И так. Этап первый. Переход.
-Лена, подхожу на це КПВВ, на шпиньках, морда красная в соплях, глаза - китайцы завидуют, руки дрожат, вата из мозга переползла в ноги. Подаю пропуска. Военный смотрит и…Улыбается. И говорит. Удивленно, даже слишком удивленно:
- Жіночка, дорогесенька. То ви дійсно подзвонили куди я казав?
Бидося призналась. Контору она спалила сразу, шпийон из нее никудышный, свободно может подрабатывать распятым мальчиком.
- Подруга звоныла. Ну, я ей подзвоныла, а вона им подзвоныла. Бо я дурна усьо перепутаю. А она умна. То вона дзвонила. Шото не так, я все испортила, да, взад идтить?
Военный заулыбался, еще шире и пожал ей руку:
-Моя ж ви дорогенька, Господи, жіночка, які ж ви перелякані. Все так, голубонько! Ви найчарівніша та найрозумніша жіночка за все мое чергування. І подруга ваша. А дитинка, яка ж красуня, дай Бог тобі парубка гарного. Просто ми усім даємо телефони, пояснюємо, як виправити помилку. Це просто зміни внесли. Два дні тому. А не всі перелаштувались. А вони сидять. Розумієте. Сидять. Гноблять одне одного, нас, але не дзвонять. Ми нічого не розуміємо. А ви молодці!
Короче, Лена, мы пройшлы. И тут….И тут подрывается это усьо, шо сидит там и не звонит, и бежать за нами. Перекошенное. С рожами людей, обожравшихся опарышей. Знаешь, как страшно? Мы, думаем, они в атаку. А мы- то уже на прошли. А они орать. А я, как отпрыгну. А военный, как рявкнет,-куды прем! А они как заорут,-взятку дала, скатина!
Лена, я им полчаса рассказывала через военного и шлагбаум, шо я пошла и за 30 минут усьо сделала. И бесплатно. И шо звонить надо по телефону, а не смотреть на закат. А они орут, усе взяточники, укропы, вымогают деньги и издеваются специально. Лена, знаешь, дай Бог здоровья и терпения отем военным, шо там стоят. Шлагбаум и тот понял, куды ему идтить, а, как ты говоришь, пенобетонные, нет. Я им,-позвоните, вам помогут. А они, везде укропы, взятки, блат. Тьху! Чють настроение мине не спаганили. И проклинают. Смерти желают. Лена, а лицааааа. Как в кино. Про зомби. Страшно. И ведь стариков там нет. Больше нашего возраста. Сороколетки. Почему они такие?
Я ж Лена два раза поругалась. Первый раз у Старобельске, а второй раз ото на КПВВ. И с кем? Не с «укропами», не. С местными, то есть нашими. Решала там наш свердловский на меня напал, типа. Какое я право имею сама ездить все оформлювать. Так и сказал,- шоб у тебя ноги поотсыхали, дура проклятая, мы из за вас без работы сидим. Сильно умные, мол, стали! Хорошо, шо охранник высунулся, а то б он меня довел. А второй раз с подмостовосидящими. Ты, знаешь, от они ж войну делают. И в стране, и в головах, а не понимают, эх!..
В общем, все хорошо, что хорошо заканчивается. Вывод прост: верь Украине и все у тебя получится.
А теперь история в истории. Или главное в главном. Я же обещала, что главное позже расскажу.
Бидося ездила с дочкой получать паспорт. Через всю «ЛыНыРию», блокпосты, обстрелы, по жаре, со слезами, страхами, паникой. Но поехала. И получила! Без решал, затрат, взяток!
Так что у нас на одного гражданина, осознанно заявившего, что он хочет паспорт, паспорт и гражданство Украины, стало больше. И для меня это важно! Так как человечек учился в школе лэнэрии, с попами, молебнями, патриотами «новороссии» и принял решение. Сам! А значит, не все еще потеряно в нашей Луганщине!
И очень важно было слышать, как рыдая, но уже от счастья Бидося рассказывала, как…
Как в паспортном столе (миграционной службе) их поздравили с рождением Гражданина Украины. На украинском языке. Поблагодарили за мужество и выбор, осознанность и веру в Украину.
-Лена, уже рабочий день заканчивается. Но нам сказали сидеть и не уходить. Сидим! А он вышел и так вежливо: «Заходьте, будь ласка!». Мы зашли в кабинет. А он протягивает паспорт и говорит: «Шановна пані»… Понимаешь, моей пиндипюльке «пані»… «Сьогодні у вашому житті великий день. В цей тяжкий для країни час, Ви стали громадянкою України. Хай ваш шлях, буде вільним, сповненим світла, любові та добробуту»… Он так говорил красиво. Но я не слышала всего, аж как «пані» и «шановна» услышала, усьо, слезы градом. А он нас обнял и руку пожал. Вот! И военный на КПВВ поздравил нового гражданина Украины с получением паспорта. Вернее, гражданку и «красуня», «чарівна дівчинка», «хай тобі Бог дає». Лена, это так красиво. Так важно. Так нужно! ЫЫЫЫЫ,-рыдает Бидося,-в Украину хочу!...
Знаете, в этой истории много смысла. Жизнь она вообще осмысленная штука. Кто-то хочет видеть зло, и он его видит везде, даже в добре.
Кто-то боится сделать шаг, так как рядом стоящие, пугают неизвестностью, но он делает его, так как верит. Неважно во что, в себя, в страну, в мир или в неизвестных ему людей.
Кто-то на войне зарабатывает деньги, а кто-то теряет жизни.
Наверное, так было и будет, ведь все мы разные. И без «пані», «шановна», «красунечка» не увидеть тех, кто со злом и перекошенным сознанием.
И без тех, кто со злом, не так раньше воспринималось это «пані», «шановна», «красунечка», да и было не таким нужным.
И маленькая победа маленького человека на этой войне, так же важна, как победа целой страны. Ведь мы и есть эта страна.
И паспорт. Обычный паспорт стал чем-то другим. И это важно. И очень важно, чтобы по всей Украине, все молодые люди получали паспорт только в торжественной обстановке, с цветами, почетным караулом, Гимном, заплаканными от счастья родителями, гордящимися своими детьми. Тогда будет Страна! И Граждане! И осознание единства! И не будет войны! Все будет Украина!
П.С. Остался лишь горький вопрос: что делать с теми, кто не звонит, не верит, ненавидит. Но, я думаю, все вместе мы справимся и с этим. Ответы уже близки!

Дописати коментар