11.08.16

Дрожь земли...

Эти мысли мне пришли в голову в августе 2014 года. Тогда наш город обстреливали ГРАДами с территории РФ, пригорода города Гуково. Было страшное время. Уже мы оплакали многих. "Ил" в Луганске, погибших солдат возле нашего города, в десятке километров от нас лежало выгоревшее поле подсолнечника-Зеленополье. Шли бои КПП "Червонопартизанское", КПП "Изварино", КПП" Должанский". Днем не стреляли. Мы знали это и уехали в село, чтобы собрать последний урожай. В селе уже стояла комендатура, был полицай, а дома были изрешечены осколками. Моя улицы выходила в степь. Я специально выбирала дом, вернее, дачу, жили -то мы в городе, чтобы встречать рассветы, слышать запах свободы, бродить босиком, собирать свои волшебные травки. Я легла на землю и растворилась в ней. И вдруг...Вдруг я услышала, как от меня в степь, куда-то в сторону границы, ушла волна и земля вздрогнула. Я думала, что это взрыв от снаряда, но было тихо. И я услышала. как дрожит земля. Внутри, от страха и гнева, от боли и отчаяния. Я гладила ее, и говорила, что все будет хорошо. Приехав домой я увидела в новостях сообщение, что на Донбассе было зафиксировано землетрясение,- район соседних Ровеньков. Это был нонсенс для Донецкого кряжа.
Сегодня 7 августа 2016 года в новостях я увидела, что в Донецкой области было землетрясение 4,6 балла. Снова август. И вспомнила все это. Август 2014 года. Моя горящая степь. Мои слезы. Мою дрожь земли....
Дрожь земли. Написано в августе 2014 года.
"Дедушка всегда говорил: «Слушай землю, она, как сердце, плохого не подскажет». Слушай, как о живой. А дедушка у меня был добрый и мудрый. Он-столяр, тесля. А столяра, это люди музыки, они чувствуют энергию дерева, его песню, значит, могут чувствовать и дыхание земли. Он и научил меня чувствовать. Не только землю. Просто чувствовать. Когда я помогала ему плотничать, зарывалась руками в стружки, гладила доски, изучала срезы, в руках просыпалась какая-то сила, она струилась по мне, укутывая теплом, иногда била током, но, чаще, просто грела и пульсировала где-то в районе души. И он научил меня разговаривать с землей. И бабушка. Когда мы шли в степь, у нас не было машины, и мы ходили в степь за травами, просто гулять, пошептаться, как смеялась бабушка, меня отпускали на волю. Я могла носиться по степи, как жеребенок, безудержно скакать по курганам, летать наперегонки с птицами, а потом, когда я вдоволь нахлебавшись степным ветром, падала от усталости, мы садились в тень дубравы и слушали землю. Мне рассказывали мне какую-то сказку или бабушка пела, пока я не засыпала на свежескошенной траве, уткнувшись носом в охапку степных трав. Дедушка говорил, что, когда мое дыхание ровняется с дыханием степи, то я становлюсь одним целым с землей, тогда я не буду болеть. Потом уже, во взрослой жизни, я прочитала гипотезу, о том, что земля-живая. У нее есть пульс и дыхание, она чувствует боль, радость, тревогу, плачет и дрожит, когда ей плохо или страшно. В моем детстве было принято ходить босиком, тогда еще, земля вокруг не была изгажена битым стеклом, породой, окурками, пластиком, железом. Сейчас, чтобы пообщаться с землей, у меня остались степи да скалы.
Сейчас, чтобы почувствовать землю, ее силу, дыхание, нужно ехать прочь из города. Хоть не далеко, хоть на чуть- чуть, но прочь, от камня, ненависти, несвободы.
Как только я попадаю в степь, все… Босоножки, тапки, туфли, долой. Идти, притрагиваясь к обжигающей земле, слушать, чувствовать ее пятками, ступнями, пританцовывая от растекшегося, словно мед, зноя. Бежать, плыть, кружиться.
В степи ты не человек: ты-стриж, играющий с небом; ты- ковыль, шелковистая грива земли, которую любит расчесывать ветер; ты- чабрец, полынь, материнка, мята, которую родила земля для силы и песни; ты-родник, живая кровь земли, студеная, бьющая током холода, ласкающая и дающая силы жить.
Когда лежишь на земле, в степи, нужно закрыть глаза, и постараться, утихомирив мысли дышать в такт с землей, слышать ее сердце. Только ты- и солнце, ты- и ветер, ты- и тепло земли, ты- и кузнечики, ты- и птицы.
Мира нет. Он растворяется в стрекоте, зное, запахах, свете. И тебя нет. Ты-это земля, теплая, плодородна, разогретая, живая. У тебя бьется сердце. Тук-тук-тук…
Но оно бьется не в груди, а там, глубоко под тобою, ты просто слышишь этот ритм и твое тело отдается ему, отвечая в такт. Тук-тук-тук…
Может и был смешон в своей простоте и наивности, заросший, бородатый, всегда ходящий босиком чудак, Порфирий Иванов, мой земляк, написавший «Детку», но он слышал землю, и она радовалась общению с ним. Язычество ли это,-нет! Это любовь к земле.
Земля иногда дает странные знания, не всеми понятые, не всеми оцененные, но такие простые. Они идут к нам со стуком сердца, прохладой родников, запахом трав, сиянием звезд, дождями и радугами, мычанием теленка, ржанием лошади, и даже ночные трели сверчков-это знания земли. Скольким пыталась она дошептать, донести, рассказать…
А говорили ли вы, когда-нибудь со своей землей? Слушали ли ее сердце?
Он, бородатый чудик, обсмеянный людьми, слушал, и написал. «Детку». Правильную, не правильную, праведную, не праведную, но мудрую, помогающую, опускающую с придуманных небес, ставящую босыми ногами не на богатство и золото, а на сухую, мокрую, холодную, раскаленную землю, дающую возможность услышать…тук-тук-тук…
В наших степях затерялся маленький, незаметный и малоизвестный поселок БОГИ. Да, даже так. Боги, омывали здесь свои ноги, от степной пыли в кринице на степном кургане. И не знали Боги, что когда-то на этом кургане будут стоять русские солдаты, орудия и ГРАДЫ, и кто-то, маленький и смертный, возьмет на себя право лишать жизни и рвать мою степь ранами, напитывая ее не дождем, а кровью.
Порфирия Иванова и его «Детку» почему-то особенно почитают в России, к нам часто приезжали высокие гости из правительства России. Эти места, степи, криницу, очень любила жена Назарбаева. Удивительно было видеть десятки босых людей, в дорогих костюмах и галстуках, молчаливо стоящих в степи, подставляющих ветру и солнца лица и души, в надежде, что придет единение, а степной жаркий ветер высушит их боли.
Ах, знают ли россияне, так приветствующую войну и благословляющие убийство, что они стреляют в места силы? Ах, знают ли москвичи, испорченные квартирным вопросом, скольким страждущим, покалеченным городской злобой, моя земля дала силы жить? Ах, знают ли, солдаты, плюющие на мою землю ненавистью, что такое дрожь земли?
Дрожь земли. Странное понятие. Но ощутимое. Это как ток, который проходит по телу, нервам, генам, лишая и иссушая в человеке плодородие, вскрывает в нем червоточины и пробуждает к жизни нарывы.
Дрожь земли-это когда, уставшая не от тяжелой работы, а от горестного ожидания предчувствия беды, мать, поднимается на встречу почтальону, зная, что он принес похоронку.
Дрожь земли-это вулканы, сжигающие что-то ненужное, наводнения, смывающее что-то ненужное, катастрофы, ломающие что-то ненужное. Что-то ненужное, это мы, копошащиеся в своем величии и забывшие о своей ничтожности.
Вздрогнула от боли моя степь, принявшая в себя пули, кровь, жизни, тела…вздрогнула моя степь…и дойдет эта дрожь и до полей, и до рек, и до городов, тех, кто возомнил себя Богом, и пришел убивать на мою землю.
…А говорили ли вы, когда-нибудь со своей землей? Слушали ли ее сердце? Любили ли ее? Дарили ли ей свою любовь? Гладили ли ее? Баюкали, как ребенка? Что вы знаете о земле, идущие по ней?
В степи всегда присутствуют все стихии- воздух, огонь, земля, металл. Ну, скажете вы, первые три, понятно, а металл?-металл, это я.
Маленький, металлический, городской человечек, помнящий свои корни.
А может быть,нет?! Может быть, я, выкованный в степи, на ее жарких полуденных углях, окуренный степными травами боевой меч, который ждет своего хозяина, чтобы сверкнуть в его руке очищающим мир светом?
А может я степная гроза, степная молния, ярче которой, только вспышка от взрыва галактик? Я, разрываю ваше небо, чтобы докричаться…Эй, что вы делаете, она живая!Мы-живые!
Слышите?-тук-тук-тук!
…Напротив нас, возле города Гуково РФ, срочно переместили лагерь беженцев, теперь на его месте ГРАДЫ и НОНы, они смотрят на нас:Червонопартизанск, Свердловск, Ровеньки, Краснодон. Им все равно, что мы живы, что у нас бьется сердце, им все равно, чью землю топтать.
Но, не все равно моей земле. Я слышу, как ее дрожь, уходит по степи, туда, где ненависть, к истокам, чтобы погасить ее очаг своей любовью и силой…чтобы не прервалось тук-тук-тук"…
(Написано в августе 2014 года, число я не помню).
Берегите землю и жизнь!
Сейчас, зная, что происходит в зоне, я, как и многие мои земляки ждем от земли, нет, не чуда. Откровения! Земля должна стряхнуть с себя то, что считает лишним. Войну! Зло! Ненависть! И не важно будет ли это на Донбассе или в России, я знаю, что будет. Дрожь земли  даст нам знак!


Дописати коментар