10.09.15

Приключения дяди Толи и дяди Вити

Позвонить безнаказанно в пять утра в субботу может только кума. Но на телефоне незнакомый номер. Вариант один - из города. И не ошибаюсь.
-Лена, ты? Це Свердловка. Це Толя, твой сосед, который сзади. Лена, нас с Витьком СБУ повязало…
Ого. Вот это поворот. Дядю Толю помню. Еще бы. Столько лет почти забор в забор. Шахтер, пенсионер. Уже давно за шестьдесят. За ним «сепарских» дел никогда не числилось. Да и когда ко мне приходили «гости» мои соседи сразу вмешивались и спасали меня во всех смыслах этого слова. Шли без страха и сомнения на камуфлыжных, становились между мной и «гостями». И тут, на тебе. Хотя…ведь там агитация, пропаганда. Я уже в последние месяцы еле-еле их удерживала от всех этих «а вдруг люды правду пышуть», «це ж телевизор, они там брехать не будуть». Рядом, опять же, тетя Оля – рашатв. В телевизоре -новоросс-тв, раша-тв. Может уже и осепарились.
Сердце колотится. Сомнения,страх, переживания…
-Что случилось? Вы где? За что вас арестовали?
-Лена, мы с Витьком уже дома. Витёк, сосед, который у тебя слева. У кумы твоей телефона взяли. Еле дала. На коленях стояли. От партизанка. Пошла, список проверила, кому давать можно, потом дала. Мы з тюрьмы, Лена. Тока выпустили. Усю ночь ехали. Приехали, сразу тебе звонить. Некуда больше. Ты ж у нас одна.
-Так, быстро и четко. Как по нотам. Что? Где? Когда? За что?
-Все. Понял. Докладываю. От ты у нас, как всегда, как командир. Как гыркнешь, так руки сами к козырьку, ноги по стойке смирно.
-Да, что случилось?- почти кричу,- Вы что, воевать пошли? Сепарам, тьху ты (помню о толерантности в разговоре с жителями оккупированных территорий) ополчению помогали?
-Тю, Лен, ты шо. Мы сами по собе. Они там со своей политикой сами по собе. Мы уже никому не верим. Столько тех фосфорных бомб в подвале пересидели из-за Ольги, та дурных бабських сплетен, шо теперь радикулит. Лена, тут уже, знаешь, вообще нихто никому не верит. Тока глазам и ушам своим. От, помнишь, говорили нацики грабят, а оказалось тож местные ополченцы были, переодёванные. А машины скоко по городу грабили. Це ж местна алкашня. Не, ну, може в Луганську где и есть власть якась. У нас не-е-е. У нас алкашня з автоматами. 
-Тогда за что вас взяли?
-За махинации с документами!
-Ого! Вы что, там свои деньги рисовать начали? Мне хоть по блату доллары нарисуйте. Шучу-шучу!
-Шутит она. А мы Лена, три дня у казематах.
-Ох, горе, а не соседи. Рассказывайте, только все точно. Чтобы я знала, что делать, чем помочь.
- Ну, нам же ото тута пенсию платить перестали. Еще тогда, осенью. Мы, как ты разъяснила, поехали в Меловое и оформили пенсию. Ой, так быстро, такие девчата грамотные. Получили задолженность. Зиму пережили. Картошки купили. А потом говорят, усьо. Опять перерегистрация. А как туда наездишься?! А тут от комендатуры или как её там, милиции. Их тут, Лена не поймешь. Быстро организовали бизнес. Мол, ездят, нормально решают по пенсиям, паспортам, льготам, регресу. Отдаешь документы, денежку и чик-чик. Тебе привозят карточку. Пенсия там начисляется, регресс. Тута много таких ездит. Целый бизнес. Удобно! И не дорого! Мы отдали документы всей улицей. Да весь город так получает все. Хто паспорт сделать. Хто дом продать. Хто инвалидность оформить чи она, Катька, ота стерва сепар-сепаром, детские оформила на Украине. Пенсия пришла. Нормально получали. Потом опять перерегистрация. Этот, что возит, говорит, это, мол, укры придумали частую перерегистрацию, чтобы бабки больше возили. Ну, шо поделать. Война, это не шутки. Это целый бизнес. Она сколько горючки тянут через границу, угля. Все деньги хотят. Мы и отдали по 700 грн. Получается 700 грн за полгода. Вроде не дорого. А ентот раз пенсия не пришла. Мы ждали. Не идет. Нашли в интернете телефон пенсионного фонда. Позвонили. Они нам говорят, ваших документов нет, приезжайте разбираться. А этот мудозвон телефон не берет, ну, что пенсии делает. Мы решили с Витьком дернуть сами. Приехали в пенсионный фонд. Девочки такие вежливые. Говорят, ваших дел у нас нет. Сейчас, говорят, подойдет человек и вами займется. Мы сидим, довольные обслуживанием. И тута, раз, прибегает целая армия. С автоматами. И в тюрьму. Нас с Витьком.
Представляю эту картину. Да-а-а! Так и сердечный приступ может быть.
-За что? –спрашиваю.
-За подделку документов, Лена! Оказывается, это уже нам хлопцы в СБУ рассказали, то, чмо, мудозвон цей сепарский, всех людей, кого возил, документы, на одну адресу приписав, а наши документы з пенсионного нашего туда не отвез. А там проверка, бац. И усе наши документы, липа. Так у нас и отпечатки пальцев брали. И подписи подписывали. И закон объясняли. И про политику. И про сепаров. И про войну. И про агитацию. И про жизнь в Украине. От хлопцы толковые. От умные. И все так вежливо. Только в тюрьме.
Сижу. Слушаю. Думаю. Что говорить? Что делать? Вроде же не виноватые. Вроде же эти «схемы» «системы» и правда работают, как бы вытягивая деньги. Столько я уже писала об этих «художествах» с бизнесом решал, с пенсионными, в которых надо проверять каждое дело с осени 2014 года. Ну, думаю, сейчас начнется, укры, все виноваты, в суд на Украину…
- Так что вам в СБУ сказали? Чем же мне вам помочь?
-Лена, все рассказали. С первого дня войны. И как они за нас воюют, и как пенсии нам начисляют в Украине, но сюда возить страшно, бо убивают же, эти урки.
-Укры? –слышится мне,- Опять у вас во всем Украина виновата!
Лена, какие укры. Урки! Говорю тебе, урки эти камуфляжные, шо у нас власть захватили. Мы ж, Лена теперь считаемся под оккупантами. От таки дела! Це нам хлопцы рассказали. А Украина нас освобождает. Столько людей полягло. Ой-ой! Так и мы не молчали. Мы им усьо. И за танки, и как ехали через нас. И как пуляли по нам. И как эти камуфляжные по -пьяни людей давят в городе. И как пенсии нам в рублях. А оно нам надо в рублях? И как цены в пять раз! В общем, сидели так душевно разговаривали. И о Порошенко, и о Тимошенко, и о местных властях. От умные хлопцы. Сигареты дали. Покормили. Поговорили. Тока в тюрьме. Сказали, ехать домой, но пенсии больше не будет, пока нас не освободят. Мы спрашиваем, а хоть сепарську, в рублях, получать можно? Они смеются, говорят, то путинська, получайте, может Россия быстрее обанкротится. Дали бумаг много читать, газет. И даже бумаги, как в суд на Россию подавать, шоб компенсацию получить. В общем, вооружили знаниями, но в тюрьме. Раньше за правду в тюрьму сажали, а сейчас правду только в тюрьме и узнаешь. Лена, а у нас тут такое мелят. Такое! Фосфорные бомбы, то так, детский лепет. Шо народ тут несет, мама дорогая. И мы вот сидим с Витьком, как это правильно? А, откинулись с зоны, и думаем. Может всех наших пенсионеров надо туда вызывать и в тюрьму? Чтобы вот и им рассказывали, газеты давали, чтобы цены люди видели своими глазами, выводить на экскурсию в магазин, про пенсии там, про законы, про власть. У людей же вопросов уйма и голова фосфором забита.
Смеюсь!
- Вы так народ до сердечного приступа, тюрьмой!
Лена,-почему-то шепотом,- мы тут мужиков обзвонили, хто пенсию делал. Говорят уже многие «так» ездили. Так ты знаешь, те, кто с хлопцами с СБУ поговорил, теперь все за Украину. Говорят, аж глаза раскрылись. Весь фосфор с мозгов ушел.
….Да, такого комплимента сотрудникам СБУ я еще не слышала. Так что, даешь полномасштабную проверку УПФУ с личным присутствием каждого «переселенца» под бдительным прице…взглядом сотрудника СБУ с охапкой газет, буклетов, и иском против России?
Дописати коментар