30.11.16

Русское убивает! Пожары в "лнр" уносят жизни пожарных

23 ноября 2016 года, в ходе тушения пожара по адресу: Стахановский район, г. Алмазная, ул. Теплая, 2, сотрудник МЧС г. Стаханова, командир отделения старший прапорщик Маныкин Дмитрий Владимирович упал с лестницы и разбился насмерть....
Очень много людей остались в оккупации, чтобы просто выполнять свой долг. Врачи, учителя, пожарные. Не все они сепары. Хотя, теперь, все коллаборанты. Страшно это все. Выбор. Война.
Выбор остаться в зоне, чаще всего обусловлен страхом потерять имущество или влиянием родни. Молодые люди (имеется ввиду возраст до 30 лет) оставались из-за родителей,- ну, куда ты поедешь, кому ты там нужен,- уговаривали их мамы-папы.
Выбор среднего возраста,- здесь работа, дом, а там неизвестность, вряд ли я смогу начать жизнь с чистого листа и родители против, а они без меня погибнут, ведь я им обязан жизнью.
Выбор старшего поколения, не всегда пророссийского,-мы уже свое отжили, умирать будем здесь.
У каждого из выехавших и оставшихся свои мотивы.
Очень удивятся те, кто после войны узнает, сколько семей (жены, бабушки, дедушки, мамы, папы, тети, дяди, братья, сестры) АТОшников, добровольцев из Донбасса, все это время жили там, в оккупации.
Я очень боялась, что мама меня не поддержит. При переезде. Мне самой было страшно. Без поддержки родных вряд ли решилась бы. Но она сказала: "Умереть мы всегда успеем. Пожить бы. Пусть не для себя, для внучек. Их будущее там, в мире и Украине. Я сделаю все, чтобы вы выехали". И мы выехали все. Без истерик. Без оглядки. Могилки, как вы можете бросить могилки,- рыдали мне в телефон оставшиеся там.
Мое будущее не в могилах предков, а память о них всегда со мной, отвечала я им.
Многие остались там, так как верили, это ненадолго.
И многие-то вернулись! Просто об этом не выгодно и не удобно говорить. Государство (имеется ввиду чиновник, министры) вдруг вместо дружественного "выезжайте, вы же патриоты", рыкнуло "понаехали". Люди, находящиеся в посттравматическом синдроме, а его наличие у переселенцев подтверждают психологи, не смогли выдержать тысячу и одну справку, унижения, безработицу и абсолютную ненужность. Они вернулись жить и работать там, где не упрекают.
Оставшиеся там представляются обществу, как враги. И, да, я часто пишу о том, что они по закону, действительно по закону, если таковой будет (ЗУ "Об оккупации") будут являться коллаборантами, людьми, работающими на оккупанта. Но пока оккупант не обозначен юридически. Есть АТО. Почему сепары, воюющие на стороне РФ, являющиеся наемниками, получают амнистию и жизнь по программе СБУ "Вернись домой", а те, кто работает и тушит пожары, остаются презираемы. Вот, например, задержанная в Украине сепарша-террористка-милиционер "лнр" Зина Султанова, которая отличалась особой жестокостью в зоне и с рвением служила РФ, оказалась безобидной жертвой, которая тут же была отпущена по программе "Вернись домой", с амнистией. Два дна в СИЗО и чистая жизнь без крови. Да, задержали ее (она ездила в Украину оформлять продление детских и переселенческих выплат) на выезде (была не дружественная ментам смена на нашем блокпосту). То есть впускали ее в Украину все время свободно, как и выпускали. пока... Да, и выпустили ее через два дня без претензий за службу в рядах террористов. "Стояла без оружия на блок посту, был одурманена пропагандой", - так пишут все террористы, которым даруется свобода. Удивительно, но вернувшись в "лнр" по программе "Вернись домой", с решением суда об амнистии, Зина Султанова не подверглась пыткам и подвалам, преследованием, как предатель "лнр" со стороны "мгб лнр". Оказывается. там сейчас таких много. Амнистированных и "вернувшимся домой". Не становится ли это новым "бизнесом"? Страшно.
Страшные вопросы войны. Знаете, как страшно прыгать в никуда. Решать. Уехать? Ждать победы?
Страшно, что благодаря информационным манипуляциям, врагами становятся вчерашние заложники, а враги, становятся потерпевшими. Страшно!
Из оставшихся там, есть действительно пророссийски настроены, и изменить их нельзя. Я это вижу.
Есть те, кто хлебнув "русского мира" навсегда получил прививку от "братьев", "России" и "русского мира". Эти не только вернутся, но и станут ярыми патриотами, опасаясь возврата войны.
Страшна другая категория, те, кто был проукраински настроен на начало войны и сменил свою позицию в пользу РФ или террориста. Это наш проигрыш. МинСтеця, Минкультуры, Президента, КМУ, ВРУ. Отсутствие действенной социальной защиты, как и отсутствие действенной информационной политики, вот цена, которую платит Украина, теряя своих граждан, и получая на своей территории лиц, вряд ли чувствующих привязанность и единство со страной. Не факт, что эти люди не перейдут на сторону любого оккупанта, просто потеряв веру в государство Украина.
Те же, кто был и есть проукраинский, они там выполняют роль, которая так важна для победы и так незаметна в Украине. Передача информации, передвижений техники оккупанта, действий террористов и сбор данных. Это подвиг в условиях оккупации. Незаметный и незамеченный подвиг. Одно слово Президента в эфир,-Спасибо, что вы верите в Украину,- и эти люди будут способны на большее. Они поймут, что их видят, о них знают, они есть.
Вообще, разговор с гражданами, это самое важное в работе Президента и Минкультуры и Мининформации. Просто сесть и поговорить. С вопросами, удобными и неудобными. Или просто, глядя в экран. рассказать о войне, о мире, о посевной, об истории, о Голодоморе, о себе. Вздохнуть. Сказать, что-то не протокольное. Личное. Это так важно тем, кто ждет, важно тем, кто сомневается и еще важнее тем, кто ненавидит. Каждая человечинка, каждая правда, каждое "привет" и "до встречи", каждое слово из Украины бьет, как самый сильный залп. И часто их перекручивают, используют, как пропаганду. Но говорить нужно. Особенно "спасибо", "верьте", и, особенно, об истории Донбасса. Иногда людям, застрявшим в войне, многое нужно пояснять, объяснять даже по три раза, чтобы пробить бронь русской пропаганды, но говорить нужно.
Да, сложно это все, информационная война, личное, государственное. И эта война навсегда нас разделила и изменила. И уже пройдены все рубежи для понимания и прощения тех, кто орал путинпомоги, бежал на блоетриколорныепосты, и плевал ядом в соцсетях, ненавидя Украину. Что делать с теми, кто там живет оставшись в заложниках? Как разделить или отделить зерна от плевел? Ведь сейчас, именно сейчас, ярые путиноверы, учуяв проигрыш, так же ярко меняют окраску, играя в патриотов Украины.
Я не знаю ответов на эти вопросы. Какая-то черная череда дней. Погибли мои земляки, предприниматели, которые ехали через Россию в Украину за товаром. Заснул шофер. И на Ростовской трассе заживо сгорело шесть свердловчан. Каждый день в зоне оккупации гибнут мирные люди. И новости из зоны похожи на ад, крематорий, Освенцим. Столько смертей. Убийств. Изнасилований.
Какие люди гибнут? Ватные, пророссийские, проукраинские? Да, никто не знает! Важно ли это после их смерти? Не важно!
МЧСники продолжают нести свою вахту в зоне оккупации. Я не видела на них машинах триколоров или флагов "лынырии". Но на всех авариях в шахтах и копанках, на всех пожарах, это единственная надежда на спасение. Война сильно снизила моральный порог у населения. И этот работник МЧС погиб спасая чью-то пьяную жизнь. 90% пожаров в оккупации происходят из-за пьяни, которая курит в постели и разбирает взрывчатку в домах.


Дописати коментар