04.02.16

Что мониторит ОБСЕ у закрытых границ?

Работа миссии ОБСЕ давно вызывает вопросы и противоречивое отношение к «работе». Постоянные сообщения граждан оккупированной территории, которое наблюдают за веселой жизнью «миссионеров», селфи с террористами, слепота по отношению к русским частям, находящимся на Донбассе, запрещенному и не отведенному тяжелому вооружению из которого террористы обстреливают украинских военных и мирных граждан, дает веские основания сомневаться в прозрачных намерениях данной структуры.

«Срок пребывания миссии ОБСЕ на пропускных пунктах «Донецк» и «Гуково» продлен еще на три месяца. Такое решение приняли 57 государств-участников ОБСЕ. Как сообщается на официальной странице организации, наблюдатели продолжат работу до 30 апреля 2016 года», - сообщает официальный сайт миссии.
Те, кто далек от войны воспримут эту информацию, как факт, не более.
Те же, кто живет войной, зададут вопросы. Подчеркнут явные недоговоренности и противоречия ситуации.
На российских сайтах и сайте ОБСЕ указано, что «Наблюдатели будут работать на границе Ростовской области с Украиной», как бы подчеркивая факт непризнания российской стороной и мировым сообществом фэйковых квазигосударств «л-днр».
Это хорошо. Это позитивный момент.
Но вот то, что основным мотивам присутствия миссии на границе указана «фиксация перемещений мигрантов», а не «фиксация перемещения военной техники», уже заставляет задуматься.
Возможно, именно задачи и мотивы и являются следствие слепоты и глухоты представителей ОБСЕ по отношению к военным формированиям, пересекающим украино-российскую границу?
Всегда можно смело сказать о том, что «фиксация военной техники» не входила в планы и задачи миссии.
Идем далее. На оккупированной территории оказалось несколько КПП. «Червонопартизанск-Гуково», «Должанский-Новошахтинск», «Изварино-Донецк».
А так же основной железнодорожный узел КПП «Красная могила». Почему же для присутствия миссии выбраны только 2 КПП?
Тем, кто не знает особенности зоны оккупации, поясню. КПП «Гуково» - это мирные КПП. Через них спокойно ездят рейсовые автобусы в Россию, постоянный поток машин, грузов.
А вот КПП «Изварино» и «Должанский», как и железнодорожный узел «Красная могила»- это точки пересечения украинской границы военной техники и грузов военного значения. И на этих КПП миссии ОБСЕ нет.
Что же мониторит ОБСЕ? Им не предоставили карту всех контрольно-пропускных пунктов? За всю историю войны КПП «Гуково» бронетехника россиян пересекала всего пару раз, да и то в единичном режиме.
Сейчас через КПП «Красная могила» почти ежедневно проходят огромные составы. Туда-сюда. Туда, в России везут «похищенный» у ТОВ ДТЭК уголь, который планово вывозится предприятием вагонами Ростовской железной дороги, согласно заключенному договору, какие-то руды, удобрения, металл, оборудование. Сюда, в Украину, идут вагоны с солдатами и офицерами, платформы с танками, гаубицами, вагоны со снарядами, какие-то стройматериалы, буровые установки, подъемные краны, бетонные плиты. Их видит население, проживающее у железной дороги, но не видит ОБСЕ.
КПП «Изварино» знаменито гуманитарным потоком. Через КПП ввозят рублевую наличку для выплат пенсии и зарплат, продукты (уже реже), лекарства (совсем редко), одежду.
Сейчас на пропускных пунктах «Донецк» и «Гуково» находятся 20 наблюдателей ОБСЕ. Для чего такое количество людей там, где ничего не происходит, не понятно.
Удивляет и отношение ОБСЕ к самому миролюбивому олигарху Украины. Не посещая предприятия ТОВ ДТЭК, представители миссии сделали громкое заявление о том, что «уголь предприятия вывозится в Россию террористами». Почему его вывозят в вагонах, которые принадлежат ТОВ ДТЭК по документам ТОВ ДТЭК, не совсем понятно. Или все же нам намекают, где искать террористов?
Грузовые автомобили, везущие уголь через границу в 70% не принадлежат ТОВ ДТЭК, как и вывозимый автомобилями уголь (в 30% случаях, все же их автомобили что-то транспортируют в РФ). Это уголь, поступающий на рынки России с копанок, которых на территории только Свердловского района, насчитывается уже более 100 штук. Да, это похищенный у Украины уголь, с этим не поспоришь. Вот только «предприятия», именуемые в «лнр» малыми шахтами», зарегистрированы не только в «лнр», а и в Украине (просто, как малое предприятие). Поэтому поставляют уголь в Россию, используя украинскую документацию. Если «решить» вопрос с «таможней лнр» дело плевое, то таможенники РФ принципиальны и неуступчивы, требуют у перевозящих коммерческие грузы таможенный сбор, растаможку и кучу документов, «утвержденного Украиной образца».
Исходя, из каких соображений, и проверки каких документов сделаны выводы ОБСЕ по вывозу угля, не понятно. Имеют ли они в своем штате финансистов, налоговиков, юристов, которые могли бы проследить все тонкости «документации» грузов, я не знаю. Хотя, и так понятно, в их «мониторинговые функции» этот вопрос не входит.
Представители миссии прекрасно говорят на русском, абсолютно не владеют украинским, что говорит о некотором приоритете в наборе сотрудников.
Что дает присутствие миссии ОБСЕ на официально закрытой границе? Не знаю, я не политик.
Но…Снова вопросы. Украина официально закрыла контрольно-пропускные пункты, так как государственная граница фактически находится под контролем террористов. Присутствие «таможни лнр» на границе, не фиксируется миссией ОБСЕ, как «присутствие террористов». Это, раз.
Грузопоток, а так же поток граждан, перемещающихся через официально закрытое КПП, так же не смущает миссию ОБСЕ, хотя это, по-сути, является грубым нарушением международных норм со стороны сотрудников КПП РФ. Это, два.
На КПП «Красная могила», «Изварино», «Должанский» не установлены системы видео-фиксации перемещения грузов, техники, живой силы, как, например, это сделано в тылу наших военных. Это, три. Может это кому-то невыгодно? Хотя, официальной ноты претензии по факту односторонней работы российских КПП Украина не выдвигала.

Дописати коментар