15.02.16

Прецедент Корсунского или о чем молчат силовики

Появление Сергея Корсунского в Киеве, если честно, меня не удивило. Это шок для тех, кто следит за событиями на фронте из тыла. Это рядовая ситуация для тех, кто прошел войну.
http://informator.lg.ua/archives/142643


“Ария” “луганского гостя”
Сергей Корсунский вполне адекватно пояснил свое пребывание в столице «укров».
“Ко мне нет претензий со стороны МВД и СБУ Украины”, – сказал он. И был прав. Здание СБУ в Луганске захватили в апреле 2014 года. Именно тогда Сергей Корсунский засветился рядом с «губернатором» Болотовым.
Сейчас февраль 2016 года. Как вы думаете, достаточно ли было времени у правоохранительных и законодательных структур для того, чтобы предъявить обвинения, объявить в розыск, вынести (заочное) постановление о взятии под стражу, создать официальную базу данных лиц, причастных к терроризму, признать на законодательном уровне «ЛНР» и «ДНР», «Новороссию» и «Армию Юго-Востока» террористическими организациями и т.д. Как для меня, то да.
Война-это не только окопы, линия фронта, крики «в атаку», бравый отчет «генералов» в ФБ, это еще и законодательная, правовая работа. Война должна идти на всех фронтах. Пока у нас воюют только солдаты. Молчат законотворцы. Молчат правоохранители.

“Ополченцы-беженцы”
А те, кто воюет в «армии Л-ДНР» за свободу «новороссии», снимают камуфляж, одевают гражданку, берут под руку жен, сажают в машину детей-внуков, оформляют пропуск и едут в Украину, регистрировать наследство, оформлять и получать пенсию.
Сколько в этом году шахтеров, проживающих на оккупированной территории, прошло (вернее, «прошло») переаттестацию в МСЭК (медико-социальная экспертная комиссия) для продления выплат по инвалидности? Почему пишу «прошло» в кавычках? Потому, что для подтверждения состояния здоровья на комиссию лицо должно было прибыть лично. А это делали «решалы».
Сколько жителей зоны оккупации, стали получателем социальных выплат по состоянию здоровья, инвалидности, полученной в результате «бытовой травмы»? И опять, как вы заметили, «бытовая травма» взята в кавычки. Так как именно этот «диагноз» указывают медики в Украине тем, кто потерял в боях за свободу «новороссии» руки, ноги, здоровье.

Сколько жителей Приднестровья, Абхазии, России получили паспорт гражданина Украины за время войны?
“Как?” – удивленно, возмущенно и даже гневно кричит читатель.
“Обычно, – спокойно отвечу я. – Даже без посещения Украины. Это за деньги делают «решалы» из зоны и чиновники паспортных столов, Миграционной службы”.
И это тоже война. Чиновники, работники служб, негласно поддерживающие оккупанта или во все, не имея принципов, просто зарабатывают деньги, пользуясь спросом на их услуги.
Сколько навоевавшихся, пусть даже и разочаровавшихся в войне, но воевавших на стороне оккупанта и террористов, выехало на не оккупированную часть Украины? Сколько из них командиров, бригадиров, солдат, минометчиков, разведчиков, снайперов, чиновников, милиционеров, прокуроров, журналистов «Л-ДНР»?
А сколько «справок» подобных той, что предъявил Сергей Корсунский, выдано террористам Гуславским, Науменко и другими «очильныками» СБУ-МВД-ЛОГА?
Слишком много вопросов, правда? И при чем тут Сергей Корсунский? Верно, не при чем. Не он же водит рукой украинского чиновника, служащего МВД, СБУ, паспортистки, сотрудника пенсионного фонда, медика, берущего взятки за решение вопроса.
Сергей Корсунский, если честно, дитя на фоне тех, кто спокойно расселился по всей территории Украины. А если еще честнее, то неизвестно, чье преступление больше, его, как поверившего в агитацию, а потом осознавшего и покинувшего ад лэнэрии или того, кто дал ему эту возможность.

Единственный ли «новоросс» в Киеве Сергей Корсунский?
В Одессе, Херсоне, Харькове оседает 70% боевиков «Л-ДНР». Туда же вывозят свои семьи воюющие «новороссы». Этот факт легко отслеживается по соцсетям, группам «Луганск-Новороссия», «ДНР», «ЛНР» в «Одноклассниках» и «ВКонтакте».

Каждый день в ФБ появляются посты-крики. «Снайпер ДНР решила стать переселенкой на Волыни», «сотрудник полиции на свое странице поддерживает террористов», «боевик ЛНР спокойно живет в Киеве», «Спиридон Килинкаров спокойно посещает теле-шоу»…
Я уже умолчу о таких неприкасаемых, как Алексей Гончаров, Сергей Шахов, Ринат Ахметов, Елена Бондаренко и другие любители русского мира.
Скажите, в отношении кого-то из них, тех, кто выступал против Украины, призывал русский мир, убивал, грабил, а сейчас «посещает телешоу», живет, ведет бизнес в Украине, возбуждено уголовное дело? Нет! Они объявлены в розыск? Нет! Их данные, лица, паспорта внесены в Единый реестр лиц, совершивших преступления против целостности Украины и участвовавших в террористических организациях? Нет! Да и реестра нет.
Имеют ли право пограничники, бойцы ВСУ, добробатов использовать для работы волонтерские проекты «Стоп-террор», «Миротворец»? Морально, конечно имеют. Официально? Нет! Буду ли данные, собранные волонтерами в проектах «Стоп-террор», «Миротворец» использоваться в суде, как улики, доказательная база? Нет! Эта информация не является официальной, суд вряд ли сможет ее использовать, как доказательную базу в отношении лица, которому предъявлены обвинения. А официальной базы для фиксации террористов нет.
Как нет и самих террористических организаций. Как и нет нормативного обязательства при выдаче пропуска, проверять заявителей по базам, составленными волонтерами.
И вот эти воздыхания по типу «как попал в Украину», «как получил пропуск», «почему не проверили данные в базе «Миротворца», я могла бы простить обывателю. Но не официальному лицу. Официальные лица знают, что в своей деятельности должностное лицо пользуется только Конституцией, Законом, Уставом и нормативно правовыми документами, определяющими его должностные полномочия.
Еще раз для закрепления матчасти: есть ли официальный реестр террористов? Нет! Есть ли в должностной инструкции пограничника, работника контрольно-пропускного пункта на линии разграничения, сотрудника, выдающего пропуска, закрепленная за ним обязанность производить сверку поступивших данных для получения пропуска, паспорта лица, пересекающего границу с базой данных в «Миротворце» и «Стоп-терроре»? Нет!
Какие к этим лицам могут быть вопросы? Вопросы могут быть только к тем, кто до сих пор не вышел на правовое и законодательное поле игры с мячом из пакета законодательных актов, регулирующих данные ситуации.
Мы-правовое государство. А значит, война с террором должна быть и в правовом поле. А оно пусто. Мы проиграли правовой матч, просто не выйдя на поле. И…мяч до сих пор в руках террористов.


Террористы в центре города: матчасть для активистов
Теперь, о главном. Хотя, что является главным в этой ситуации, я уже не знаю. Нужен ли и морален ли пар в подобных ситуациях?
Препарируем ситуацию?! И так. Вы, такой весь активный и публичный, идете по улице и видите террориста в публичном месте. Понимаю, что это зрелище не для наших переживших АТО нервов. Особенно, если ты житель оккупированной этим террористом области и потерял свой дом. Вообще, само осознание, что террорист свободно ходит по Киеву уже кошмар! Понятное дело, что это «зрада», которую нужно перевести в перемогу. В личную или общественную? Это и есть самый страшный вопрос. Моральный вопрос.
Террорист (командир боевиков) сидит в публичном месте, в кафе. Должен ли публичный человек и активист осознавать, что посетители кафе, потенциальные “200-е” или заложники в том случае, если террорист вооружен и решит не давать интервью, а отстреливать «укропов» или взорвать себя, кафе и посетителей?
Может, стоит учитывать тот факт, что террористы могут носить оружие и, убивая там и попав в патовую ситуацию здесь, им ничего не стоит открыть огонь на поражение? Нервы у всех такие нервы.
Может быть, нужно было провести скрытую съемку «героя» (чтобы, понятное дело, высветлить все наболевшие в обществе вопросы «работы» правоохранителей) и, обезопасив посетителей, позвонить в СБУ, полицию, Геращенко и дождаться приезда компетентных в задержаниях преступников лиц?
Военные (сотрудники СБУ) могли бы задержать террориста на выходе из кафе, опять же, обезопасив или сведя к минимуму риск для посетителей.
Может быть, сообщать о случайном столкновении с участником армий и правительств «Л-ДНР» нужно в соответствующие органы сразу после его обнаружения, а не после селфи с ним?
Здесь я полностью согласна с Антоном Геращенко, который сделал слишком тактичное замечание активистам: «Сожалею, что активисты сразу не обратились в патрульную полицию для задержания данного лица. Мог быть совершенно иной результат, чем теперь, когда после публикации в соцсетях это лицо могло скрыться на территории России или Белоруссии, до которых из Киева рукой подать – три часа на авто”, – отметил Геращенко.
То же касается всех криков в соцсетях «снайпер из ДНР живет рядом с нами». Будьте бдительны и осторожны. До приезда лиц, наделенных знаниями и возможностями провести задержание, лицо, описанное вами в соцсети, может:
-скрыться;
-убить вас, как свидетеля;
-подготовить вооруженное сопротивление или теракт.
Это война! Она не прощает. Она не дает возможности откорректировать жизнь, как пост. Мы, граждане Украины, должны стать ответственнее. Мы должны закончить этот матч смерти нашей победой.
Как видите, тема «Сергей Корсунский в Киеве» показала,- стране снова нужна помощь страны. А значит, каждый из нас может обратиться для фиксации в памяти нардепов, СБУ, МВД и прокуратуры, острых тем и вопросов законодательного создания реестра террористов, признаниях «Л-ДНР» террористами и условий нормативно-правового задержания лиц, участвующих в террористических организациях. Закон Украины «Об обращениях граждан» еще никто не отменял.








Дописати коментар