16.09.15

Размышлизмы или дорожная карта войны.

Слушая рассказы или читая истории войны, прошедшей по Луганщине многие так и не поняли, что одну и ту же войну каждый видит по-своему. Вот, пишут, Мочанов сказал то-то или Гафт, другое. А сколько земляки пишут, каждый о разном от «ты предатель» до «спасибо, что живешь нами».

У каждого из нас своя дорожная карта. Даже у войны.

…Мир. Работают все магазины. Дети бегают возле фонтана. Дежурит наряд милиции ЛНР. Чисто. Очень чисто. Нет пьяных. Цветы. Много цветов и солнце. Мороженное. Музыка. Это мой город. Он покупает, работает, спешит по делам, играет свадьбы, отмечает дни рождения.
Как рассказать о войне моего города, если ее нет. Как увидеть эту войну? 
Приедет, например, в мой город человек из Львова или из Питера. Увидит это все, удивится. Как же так, вы, такие молодцы, наладили производство, дисциплина, чистота, -скажет он.-Такого ни в России, ни в Украине не увидишь. И солдаты опрятны, и женщины веселы. И розы, и чепчики, и дети, и…
И его, как уважаемого гостя поведут, расскажут, покажут. Помню, как при совке показывали гостям только вымытые свинарники и только работающую технику.
Здесь все хорошо,-повторяет мой знакомый.- Ты не волнуйся. Что хорошо? Ну, пенсии дают, две. Шахты работают. В магазинах все есть. Я вот, живой остался. 
Он лежит в больнице. Его сбил пьяный. На лечение они заняли кучу денег, ведь лекарства дорогие. Пьяный оказался ополченцем. Его отпустили, так как милиция не задерживает членов ополчения. На просьбу помочь он отозвался бранью, угрозами, кинул 5 000 рублей «чтоб не подох», угрожал Плотницким, пыточной ямой, женой, адвокатом Новоросии, судами, где теперь «их пацаны». Мой знакомый боится. Боится милиции ЛНР, суда, ямы, Плотницкого, ополчения. Он рад, что жив. Он понимает, что его некому защитить. Нет у него прав, нет для обидчика закона! Он тихо шепчет мне в трубку: «Лена, но он же дал денег, надо брать, что дают, может быть хуже, от нас ничего не зависит».
Вряд ли это покажут гостю. 
А рядом с ним, в палате лежит безногий пацан. Ему восемнадцать. Он пошел защищать Новороссию. Потому, что «так надо», «долг», «Родина в беде», «если не я». Агитационные плакаты, музыка, марши, видео ополченцев, которых встречают цветами, медали Моторолы. Пацан лежит в бреду, без ног. У него гангрена. Его мать собирает по рынку деньги. Денег никто не дает. В комендатуре ей отказали в помощи. Нет средств! Республика решает вопросы финансирования пострадавших. Когда он уходил воевать, она гордилась. И соседи гордились. Ведь он шел громить укропов. Теперь все отводят глаза. Это не их война.
Вряд ли это покажут гостю. 
А еще вряд ли гостю не покажут горящие свалки. Новороссы не очень любят платить. Мусор вывозится куда угодно. Не покажут гостю инфекционное отделение. Инфекционная больница закрыта. Нет денег. Сокращение. Теперь на два города одно инфекционное отделение. Там больные дизентерией дети. Они ели колбасу производства РФ и компании "Луганские деликатесы". ГОСТ, санстанция?! Не смешите! 
Не покажут гостю и горящие терриконы, которые насыщают воздух серой. При укропии их тушили, был хоть мало-мальский надзор за состоянием экологии. Кому нужна экология в государстве, где нет законов и нет средств, чтобы лечить своих героев? 
Много чего не желательно показывать гостям. А еще о многом не желательно говорить. Ведь здесь мир. Солнце. Розы. Фонтан и дети. У них совсем другие истории. 
Даже история кого-то из описанных героев может быть рассказана по-разному. Я думаю, что пьяный ополченец, жалуясь побратимам на затраты по восстановлению помятого на авто крыла, бросит «какое-то чмо подлезло» и они сочувствующе кивнут «да, развелось чма немерено».
У каждого своя история войны, жизни и мира.
ЛНР все больше напоминает совок. Только о достижениях, только о хорошем, критиковать можно, но укропов и Обаму, если ты не прав они придут за тобой. Люди с пустыми глазами. Люди, которые не хотят думать. Люди, от которых ничего не зависит. 
Мне страшно!

Война одного взгляда.

Я часто думала о том, почему мы на Донбассе перестали слышать друг друга. Да и не только на Донбассе. Почему война, одна война на всех, оказалась такой разной?! Просто. Все очень просто. У каждого своя война. Ну, и да, мы все разные. Разные! 
Основная масса людей (тут и там, и в мире) смотрит на мир и войну с позиции своей жизни. У многих: «Меня это не касается! Это не моя война!» 
Будет ли против Новоросии-ЛНР человек, у которого НЕ забрали машину, имущество, родных? - Нет! Это его не касается.
Будет ли недоволен жизнью человек, который получает две пенсии (украинскую и новоросскую)? – Нет! Он стал богаче.
Будет ли переживать из-за войны человек, если ничего не изменилось в его привычной, маргинальной жизни? - Нет! Ему все равно, что происходит вне его жизненного поля.
Он идет на работу, пьет пиво, смотрит киношку, играет в комп, на улице светит солнце, жена печет пироги. 
Да, зарплата ниже, но были же 90-е, перетерпели, кризис. Да, пиво дороже, но есть и его финансовое состояние позволяет ему его купить.
Этот человек расскажет друзьям, родным и знакомым про лично его Новороссию. Спокойную, безопасную, в чем-то его устраивающую. Он не будет задавать себе вопросы об экологии, финансировании, будущем квазигосударства. Он знает только «должно быть так» и «обязаны обеспечить». Кто и какой ценой, это не его волнует. Он воспринимает лично свое безопасное пространство. Ему показали картинку «процветания ЛНР» и он согласен, он верит. Ведь его жизненная картинка полностью стыкуется с пропагандистско - новостной. Вот и мнение о прекрасной, развивающейся, европейской стране Новороссии.
И вот на эту его маргинально-социально-устроенную картинку накладывают 
«зверства» Правого Сектора, «хунты», «укров», «нациков», рассказывают новую новоросскую историю. Эта картинка страшит, но не меняет его маргинальный мир. Он возмущается, но так, за пивом, лично его это не коснулось. Измени картинку, но оставь пенсии и пиво, и этот человек примет то, что не коснется его мира. Примет, как должное или повод о чем-то поговорить. 
И вот рядом с ним живет другой. Он потерял бизнес, имущество. В его доме, (офисе) теперь сидят новоросские комиссары. Он чудом выжил, но видел, как не выжили другие. Он понимает то, что предложенная населению игра в «страну» - это пропуск в Ад. Он понимает, к чему приведут рвущиеся бизнес-связи, получения паспорта страны, которую никто в мире никогда не признает, он понимает, что «матрос железняк» не сможет управлять и созидать, а только ломать и отжимать. Он уже осознает, что дело не в «украх» и «русских», дело в «отжать» и «грабить». Он видит, как народ, с песнями, флагами, транспарантами ведут к пропасти. Будет ли он против Новороссии-ЛНР? - Да! И он будет рассказывать друзьям и знакомым именно об этой новороссии. Он понимает, что на войне стреляют обе стороны. Он осознает, что каждая из сторон ведет пропаганду, а еще он несет в себе боль своего разрушенного мира.
Это может быть сотни или тысячи примеров, как человек воспринимает войну. Но вывод один: он видит ее только через призму личной жизни. 
Настоящую войну видят те, кого она обожгла. Даже «новороссы» потерявшие в боях друзей, ноги, руки говорят о войне больше правды, чем те, кто просмотрел ее по телевизору. 

Свои против своих.

Мне часто пишут «вот, вы пишете, что в Свердловске это говорят, а мои родители, им 70 лет, об этом не говорят». Мне пишут «ты пишешь, что в Свердловске люди не поддерживают Новороссию, это ложь, мы все за Новороссию».
Я не хочу лгать. Пишу, указывая «Свердловск-Новороссия», «Свердловск-ЛНР», «Свердловск-Украина» и мнения, разные, о разном.
Но почему там никто не видит людей с другим мнением?
С начала войны там, в зоне все разделились. Люди, увидев изменения в сознании родни, друзей, коллег, осознав, что находится глубоко в оккупации (освобождении), прожив сотни сообщений о пытках, расстрелах, доносах и убийствах, закрылись каждый в своем мире. Выжить любой ценой! Жить! Жить! Молчать, чтобы жить!
Этого не поймут те, кто не шел сквозь толпу орущих «путинприди», кто не улыбался старушкам у подъезда сообщающим «наши укров покрошили». Это поймут те, кто выжил там. 
Каждая группа, имеющая разное с оппонентом мнение, со времени первых стычек на почве русского мира просто не общается с врагом. Те, кто за Украину молчат и общаются только с проверенными людьми. На работе, в семье плачут, скрепят зубами, но молчат. Им страшно. Рядом комендатура, пыточная яма, старушки, коллеги по работе, соседи, родня, готовые написать донос. 
Поэтому в зоне видно тех, кто орет, не кричит, а орет, закрывая рот всем. Так было и в начале войны. Мирные, интеллигентные митинги украинцев не были популярны в СМИ. Картинку давали орущие, перекошенные, с битами.
Поэтому орашенные новороссы никогда не согласятся с тем, что кто-то здесь, в городе имеет другое мнение. Они говорит, и слышат только друг друга. Критика власти в Новороссии запрещена. Или хорошо и победно или укр и расстрел.
Так рождаются мифы о том, что там «все» за новороссию. Так думают те, кто не дает сказать другим. Поэтому они уверены, что мы говорим ложь. Они общаются в своем орущем кругу, ором сообщая друг другу о своих победах. Они уже оглохли от своего ора. Их мало, но они популярная картинка в СМИ.
Я думаю, что когда освободят Донбасс, этот ор сойдет на писк. Нет, мы, украинцы не будем орать празднуя победу. Наша вера, любовь, такт, воспитание и мудрость не дадут это сделать. Мы просто выйдем, как тогда, в марте-апреле 2014 года, станем на площадях освобожденных городов Донбасса, плечом к плечу и молча, обнимем другу друга. Наше молчание скажет больше, чем их ор.

Холод рождает холод.

Металась. Металась долго. От человека к человеку. От душе к душе. Почему? Ах, как же больно. Мой разбитый мир. Залитые солнцем улицы, запах роз, смешанный с пылью. С соляркой. С кровью. С запахом уксуса и формальдегида, сочащимся из больничного двора. Кто эти люди, еще вчера называющиеся гражданами Украины, а с сегодня воюющие с ней? За что? Почему? Я вглядывалась в их судьбы. Даже мертвым. Даже им. Я смотрела в выгоревшую точку, оставившую после себя номерок или крест с фамилией на кладбище, чтобы понять, как стать новороссом? 
Пятая тетрадь, куда я записываю истории семей, людей, городов их побед, гибели, прозрений…что делать с ней? Суммирую, обвожу кружочками, стрелочки, как сцепления совершенно разных, незнакомых ни мне, ни друг другу, но одинаково обожженных войной людей. Как стать новоросом?-пытаю я их. Мне это нужно, мне это важно! Чтобы победить врага, нужно стать им.
Я много раз бросала эти копания. Ведь я уехала. Мир, покой, Украина! Зачем мне все эти «новороссские страдания»?! И вдруг разговор, случайно услышанная фраза или не случайно «Донбасс воюет за свою свободу», «Путин прав»…и ты слышишь за спиной холодный смех новороссии, она щекочет тебя то ли прицелом автомата, то ли косой смерти. Здесь в тылу, в Украине, далеко от Донбасса. Далеко ли?
Как стать новороссом? Где твоя колючая проволока, Донбасс?
Мой сосед ненавидел животных и убивал их. Он убивает укров. Он просто убивает. Он новоросс.
Мой знакомый завидовал всему: соседям, родне, знакомым, случайным прохожим. Он завидует тому, кто убил и обогатился. Он хочет убить всех, кто живет лучше него. Он боится убивать, но приветствует того, кто не боится. Он новоросс.
А вот знакомый горожанин. Он ненавидит тех, кто слабее: пенсионеров, инвалидов, калек, умственно отсталых. А еще он ненавидит негров, жидов, немцев, поляков, молдаван, румын. Он точно не помнит, кого он ненавидит. Ему так легче. Возможно это из-за того, что никак не умрет его старая мать, которая уже десять лет, как парализована и воздух в подъезде пропах ее мочой. Он приветствует тех, кто убивает слабых. Он не пойдет убивать. Ведь тогда не кому будет ухаживать за матерью. Но он точно знает, в его стране никогда не будет слабых и инвалидов, которые портят всем жизнь. А еще не будет евреев, вернее, жидов, негров, молдаван и румын. Он не знает почему. Просто так легче. Он новоросс. 
А вот старушки у подъезда. Самые бесстрашные старушки мира. Пули, зверства Правого Сектора, канонада «ГРАДа», а они сидят. Они основа мира, города, Новоросии. Они знаю все. Они-телевизор. Маленькая передающая станция, искажающая вокруг мир до состояния абсурда. Они давно не живут своей жизнью. Им важно прожить чужую. Въесться в душу, в мысли и копаться, копаться, как червь-могильщик, пережевывая чужую плоть. Они новороссы. 
Я слушаю шепот адептов новороссии. О, он велик! Он звучит из всех щелей! Они знают все, абсолютно все: что сказал Обама, какие нужно принять законы, как зарабатывать деньги, как воевать, что делать Путину и Порошенко, как жить соседу, как умереть соседу, как убить соседа… Это шепот пропитан ядом ненависти, зависти, боли, страха…
Где ты, любовь? Где ты, сострадание? Где ты, вера? 
Я всегда была чужой Донбассу! Я люблю! 

В поисках диагноза или лекарства

Новороссия была нужна. Очень! Мы увидели болезнь! Мы увидели гнойник! Одни кричат - рубать! Другие уговаривают-лечить! Кого? В новороссии ли дело? В стране (сране) или тех, кто ее создал? Страна прекрасна или уродлива людьми, заселяющими ее. Сколько там тех, кто ужасен и сколько тех, кто держит мир любовью? Кто возьмет на себя ответственность за отделение зерен от плевел? Есть ли такой судия в Украине, в мире?
Из новоросской тьмы, как порождения ада вылезли гомункулы совка. Хищники, забирающие зерно в 33-м. Грифоны, вырывающие сердца в 37-м. Новороссия – это СССР, только более утрированный, осовремененный. Мир увидел, что будет, если СССР возродится. Я увидела!
Но в Новоросии или в Донбассе дело? Сколько людей, разбросанных по миру, несут в себе геном совкизма? 
Мне приходят сообщения из США, Канады, Италии, Эстонии… эмигранты, уехавшие в Европу в 90-х, видят в Путине мессию, хотят, чтобы он их освободил. От чего?-спрашиваю. Слушаю! От их неудач, прожитой не так, как мечталось жизни! Они не говорят об освобождении от пособий, работы, свободы передвижения. Они говорят о личных неудачах. Как и новороссы. Сколько раз меня спрашивали, что дала тебе Украина? Сколько раз я отвечала, а что она должна была мне дать? Детей? Мужа, Работу? Бизнес? Степи? Море? Что? 
Удивительно, но основная часть адептов новоросии личные неудачи, проблемы, болезни, ссоры списали на Украину. Не повезло с женой? Сын наркоман? Пропил зарплату, жизнь и не накопил, как сосед на машину? Во всем этом они винят Украину. Она не дала. Отдельным особям она не дала даже мужа. Странное чувство. Хочется дать, но в морду.

Так в Новоросии или в Донбассе дело?

В добробатах д-лнр (новороссии) воюют сербы, приднестровцы, чечены (не путать с ичкерийцами), югославы, эстонцы, афроамериканцы (точно страну не скажу). В добробатах д-лнр (новороссии) воюют граждане Украины, жители житомирщины, харьковщины, сумщины, днепропетровщины. В добробатах д-лнр (новоросии) воюет вся Россия (пермяки, орловцы, вологодцы, питерцы, москвичи, калужцы, екатеринбургцы, буряты)… В Новоросиии или в Донбассе дело?
Совок ощетинился на мир и призвал несущих в себе ген страха, пыток, боли, презрения, возвышения за счет унижения. Не Путин воюет на Донбассе, не Путин пишет доносы, не Россия и не Донбасс. Совок! Отрезав Донбасс от Украины, мы не вырежем совок из плоти его носителей. 
Это пугает. Когда закончиться война?

А есть ли русские в Руси?

Весной 2014 года нам говорили «русская весна», «русский мир». Россия стала символом войны и совка. Перекошенные барышни из русских селений, пишущие в соцсетях «убить хохлов», добробаты, едущие «на Львов», «на Берлин» или просто поиграть хохлами в контр-страйк. Буряты, чечены, донские казаки, что-то вечно пьяное, ряженое, что-то сдержанно-военное, что-то испуганно-призывное. Кто вы или что вы, россияне, приехавшие нас убивать? Для чего? 
Россия дышит ненавистью, старообрядчеством, НКВДизмом, НКВДизмом, сталинщиной, беривщиной, путиновщиной. Она повязла в своем придуманном величии, которым, как лаптем, закрывает совковую, так и не достигшую уровня Европы жизнь. А что сказать победителям фашизма? Что проигравшая войну страна живет лучше, качественней, развивается и стремительно набирает темпы экономики? Что сказать вечно пьяным, недовольным жизнью победителям? Ведь за 70 лет страна так ничего и не достигла. Оградиться, запугать, очернить, чтобы не дать сравнить жизнь побежденных и победителей. Даже мирные буряты-буддисты идут воевать. Что это? Что поразило тебя, Россия? Почему ты готова давиться за бесплатным тортом. Есть с лопаты, жить в нищете, но с мыслью о том, что у других еще хуже? А если жить лучше? И не на зло. Не, вот, это, газетное «докажем Обаме, что наши кирпичи лучшие». Обаме, извините, глубоко по, какие у вас кирпичи. Почему вы не изменились со времен совкового пропагандизма? – догоним, перегоним, докажем Западу. Вы удивитесь, но им, там, на Западе, все равно. У них своя жизнь. Свои проблемы, свои победы. 
Сморю на лица «гастролеров», «добровольцев», «братьев», «освободителей». Пустой взгляд, отсутствие интеллекта, явные расстройства психики, мышления, зубы, выеденные цингой, быстрое старение на фоне плохого питания, экологии и алкоголизма, фобии, фобии, фобии и ненависть, как фактор защиты от осознания собственного тления.
А есть ли русские среди всего этого? Не мордва, ни фины, ни татары, ни печенеги, ни кто-то другой. Русские? Сколько вас в России? Тех ли мы проклинаем? Тех ли виним?
Сколько русских сгнило на Соловках, Гулаге, БАМе?...Сколько русских убили по доносам, отправили в Сибирь?...Сколько русских выжило от «любви» Отца Народов?..Сколько русских «освободили» «освободители», заняв квартиры, дома, уничтоженной русской интеллигенции? А есть ли русские в России?

Границы войны.

Многие говорят «отдать Донбасс». Они устали от тупости новоросских орков, ада адноклассников, выкриков путиноверов. Они устали провожать и прощаться. Иногда я тоже кричу «отдать Донбасс». Я тоже устала. Кто ты, Донбасс? Территория? Люди? Мир?
Если территория, почему мы отдаем? Крым? Донбасс? А если войдут во вкус? Каждому орку по городу?Селу? Каждому олигарху по феодальному округу? Где ты свобода и единая страна?
Вот отдали Донбасс. Фух! Поставили проволоку, колючую-колючую. Сидим. В защите. В норке. И не перелетят ее самолеты, не перепрыгнут мины, не перестреляют ГРАДы. Ирония? Да! Кто-то навязывает нам иллюзию безопасности. Мы устали. Нам нужна эта иллюзия. 
Если Донбасс это люди? Новороссы подрезали сами себя соцопросом выброшенным в сеть. Подрезали или спасли? Их поддерживает 25% населения. А на момент референдума было 30-35%. Будет, чем защитить честь, когда нужно будет уйти. Да, уйти красиво, не потому, что стыдно признать, что новороссов, разыграл ботоксный русский кукловод. Поэтому красивее уйти «так решил народ». 
А народ Луганщины не прекращал борьбу с новоросской чумой. И они, новороссы, знают, почему много потерь среди триколорных полчищ. Знают! И говорят об этом полушопотом, оглядываясь. Да, теперь Луганщина край партизанской славы. 
Мир не наступит с «отдать» или «завоевать» Донбасс. Война уже давно идет не на Донбассе, не с Донбассом и не за Донбасс.
Война идет в каждом кабинете Украины, с чиновниками, коррупцией, олигархатом. Война должна идти в каждом селе, городе, улице Украины. Это война с совоком, с идолами, с пофигизмом, с вот этим советско-трепетным «не мое дело, как решат, так и будет», с бескультурьем, с русификацией, с бедностью, которая питает совок. Идет война с прошлым за будущее. И все. Просто информационный ресурс, находящийся в руках кукловодов не дает людям говорить об этом. В том числе и с противником. 
А Донбасс? Он просто стал первым. Показал проблемы, границы, вернее, безграничность войны. Он и выздоровеет первым. Гной спущен. 

Безнациональная нация.

Новороссы все же состоялись. Нет, не как нация или национальность, скорее, как образ жизни и мышления. Безнациональная нация. И новороссы, это не Донбасс. Они везде. В ненависти, бесконечных фобиях, неонацизме, расизме, фашизме, шовинизме. Они живут в любой стране и уголке Украины. Воруют, ненавидят соседей, убивают животных, лезут в чужую жизнь, бью черных потому, что белые, бьют белых, потому, что черные, завидуют успешным и воруют идеи талантливых, шушукаются на скамейке, морщат носик при виде инвалида, берут взятки, создают коррупционные схемы, боятся люстрации и развития, боятся технологий и новаций. Ненавидят и боятся. 
Зайдите к чиновнику …победоносно-презрительный взгляд? вы не вовремя? вы достали своими обращениями? нельзя критиковать? нет доступа к документам?...Здравствуй, новоросс!
Пообщайтесь с коллегами, друзьями…только за Юлю? только за Пороха? если у тебя другое мнение, удались из моих друзей? только все зрада? только он все знает, как лучше, но просто не хочет вмешиваться?.. Здравствуй, новоросс!
Вам указывают на ваше место? Говорят пренебрежительно "вы-народ"? Вы из низов? Вы не можете, не имеете права?...
Это школа (больница, санаторий) только для…а тут, только по…а это не для вас?… 
Предприятие нарушает экологические нормы, но его нельзя проверять, потому что оно?….Эта территория принадлежит нардепу?…Эти копанки крышуют?…Это уголовное дело закрыто?…Этого коррупционера отпустили под подписку или залог? …Здравствуй, Новороссия!
Я не хочу говорить «русскомировцы», «путиноверы»…Нет! Я встречала среди новороссов тех, кто против Путина и считает его вором-олигархом, против России, считая ее страной ворья и коррупции. 
Новороссы, теперь для меня, как обозначение гнили совка, как 17, 20, 30, 33, 37, 41, 45, 60, 70, 80, железный занавес, фашизм и расизм. Это дно! Это болезнь! Вымирающие, замкнутые в своем страхе, ненависти, фобиях и раболепии люди. 
Мы видим их. Мы оценили их. Мы вкусили их яд. Мы сделали шаг вперед. Нам тяжело. Мы вытягиваем себя из трясины их новоросии, из их совка. Шаг за шагом. К свободе!

Я-мир!

Побывав в Эстонии, я осознала разницу между людьми и новороссами. Да, мы разные! Нужно это признать.
Люди живут своей жизнью. Им важно успеть доиграть с детьми, долепить поделку, допеть песню, досмотреть закат, доплыть до кувшинки, добежать до вершины горы, нырнуть в траву …Им важны бесконечный взгляд любимого, безмятежный смех детей, мамины пироги на столе…Им важны не золотые тоннажи, а украшения, сделанные своими руками… Поездка в музей или поход в кино для них, Людей, в тысячу раз важнее созерцания телесериала. Людям не все равно, как живет сосед, если соседу нужна помощь, но они помогут тактично, не навязав своего мнения и не обидев помощью. Они дадут веру в то, что так плохо никогда больше не будет, да и не плохо это, так, временные трудности. А еще Людям больно, если больно миру. Маленькому заплаканному миру, мяукающему возле подъезда. Поэтому Люди открывают приюты, становятся волонтерами, несут домой часть мира, чтобы быть миром. 

Мир открыт, свободен и честен.

Когда я увидела мир, мне стало легко. Там на Донбассе люди не умеют быть миром, не умеют любить. Там очень мало тех, у кого светятся глаза и души. Ты чувствуешь себя одиноким, так как быть искренним это смешно, глупо и даже социально-опасно. Любить вне правил грех. Кто установил правила любви, никто не знает, но все боятся их нарушить. Мне сейчас страшно за них, живущих там, светлых и зажатых между когтей новороссов. Мне чуть страшно и за себя. Да из-за бытовых проблем, потери дома, неустроенности, но…
Я Человек! Я живу среди Людей. Я мир! И даже, если я заплачу, я точно знаю, что здесь мир подхватит меня, вытрет слезы, накинет плед, не спросит «почему», не поругает, не укажет на выбранное им для меня место, не предъявит придуманные им тысячи бесполезных и абсурдных «низзя». Он просто станет мной. 
Я отпускаю тебя, Донбасс-Новороссия! Я всегда буду с тобой Донбасс-Украина! Помни, шаг за шагом, вперед, к свободе!
Дописати коментар