03.09.15

Первое сентября. Школьные новости.

Школьные новости моего города.
Здесь, на не оккупированной части Украины, мы плакали при виде малышей и выпускников в вышиванках. Светлые, красивые, милые, летящие, уверенные, гордые и родные, так похожие на Украину, стояли дети на линейке и пели Гимн. Тихо, но как-то уверенно и торжественно, без пафоса, но с чувством единения и достоинства.
Там, на оккупированной части Украины, мамы то же плакали, провожая детей в школу, папы гордились первоклашками и выпускниками. В этот день мы все просто папы, и просто мамы. 
Там во многих школах дети шли в школу в школьной форме образца СССР (шили под заказ), фартуки, школьные платья.
Там в некоторых школах, дети шли в школу в камуфляже. В Ровеньках детей привезли в школу на боевом БТРе, с автоматами и полной выкладкой. Загорелые, с жесткими лицами, выправкой и вальяжностью «дембеля»,  военные люди в возрасте 12-16 лет, занимали свои места в школьной линейке возле классов.
Там в некоторых школах не было торжественного выноса красного, триколорного или новоросского знамени. Просто школьный звонок.
Там детям выдали старые украинские учебники. Привезли русскую гуманитарку (учебники, канцелярию, портфели для первоклашек), но не всем. А еще дневники аля-Плотницкий и лэнэрия. Помню, так же выдавали дневники аля-Януковищ и ПР.
Там в некоторых школах висят расписания на украинском та плакаты «Вас вітає рідна школа!».
Там в некоторых школах дети на линейке читали «Любіть Україну, як сонце любіть» і плакали. Те, кто не плакал, отводили глаза и молчали! Молчали!! Молчали!!!
Там на оккупированной части Украины в школьной программе остались «история Украины», «украинский язык и литература». Плотницкий, выступая накануне Дня Знаний, подтвердил и заверил, что все, кто учился в украинских классах и желает продолжить изучение украинского языка, могут это делать свободно и законно.
Деловодство в школах ведется на русском языке, что несказанно облегчает работу педсоставу (ц) из речи министра образования лнр.
Я вспоминаю, как в годы моей школьной юности в классе были дети, чьи родители подавали справки «для освобождения ребенка от излишней школьной нагрузки». Так отмазывали от изучения украинского и иностранного языков. Такое ощущение, что весь педссостав новороссии, окончили школы УССР со справкой «освобожден от изучения украинского языка по причине слабого здоровья». Как же мы все это время, годы независимости Украины, не замечали «трудностей, возникших у педагогического состава Луганской области, в ведении преподавания и деловодства»? Как допустили, что в школах (в госучреждениях) работали (ют) люди, так и не соизволившие выучить язык Родины. Нет желания? Уважения к государству, где ты считаешься государственным служащим? Нет памяти и мозгов по причине умственной отсталости? Тогда, плиз, заявления и справки, что, мол, я такой-то такой-то чиновник (учитель) прошу освободить меня от занимаемой должности по причине дебилизма или умственной отсталости, сори, если кого обидела нетолерантностью.
Там на оккупированной территории Украины остались украинские классы. Новых классов нет. Нет желающих, отдавать детей в классы с преподаванием на украинском языке, что еще раз подтверждает факт того, что на Донбассе проводилась насильственная украинизация абсолютно русскоязычного населения (ц) – директора школы № 7 Косякова В.В. (несменный директор школы с 80-х).
Много новых учителей. Молодые выпускники ВУЗов новороссии. Молодые педагоги радуются. Именно новороссия дала им право гарантированного рабочего места. Если бы осталась Украина мы бы пошли торговать на рынок,-говорит моя соседка, молодой педагог,- ведь при Украине старых учителей не возможно было уволить. Не было рабочих мест. Слепые, глухие маразматики преподавали в школах, ненавидя нас,-говорит Оксана,- а я люблю детей, я очень хотела быть учителем, чтобы ребенок хотел идти в школу. Если бы не новороссия, я бы не осуществила свою мечту. Много вакансий.
Да, вакансий много. Но Оксана, еще не влилась в педколлектив и не заметила, что он до сих пор состоит из старых учителей советского периода. Те, кто вышел на пенсию и смог уехать к детям, уехали. Разъехались молодые, перспективные педагоги со стажем. Их охотно приняли на работы в школы Украины. Много учителей во время войны уехало работать в Италию, Польшу (не по специальности). Так освободились рабочие места для молодых специалистов. А еще кого-то убило, кто-то выехал беженцем в Украину или Россию.
Я спросила, будет ли Оксана вести фейковую пропаганду в отношении Украины, рассказывать о зверствах бандеровцев, хунты, правосеков. Она ответила просто: «Я буду делать все, чтобы дети полюбили новую родину и стали ее полноценными гражданами. Хочу, чтобы дети любили город. Врать об Украине не буду. Фейки,-смеется,- я в них хорошо разбираюсь. Рыдающим коровам не верю. Буду работать в рамках школьной программы, но с душой».
Никто из знакомых учителей, оставшихся там, не ответил на мой вопрос: «Что они будут делать, когда вернется Украина». Хотя, нет. Ответили.
-Это все политические решения. Нам сказали «в Новороссию», мы пошли в Новороссию. Скажут в Украину, пойдем в Украину. От нас ничего не зависит. Это решают политики. Что нам за это отвечать? -глупости. Мы учили детей в войну. Думаю, нам дадут льготы. Мы это заслужили. Мы выполняли свой долг. Боимся ли мы увольнений? Да! Я лично и мои знакомые боимся, что укры нам отомстят и уволят, пришлют сюда своих безработных западенцев, опять заставят мычать на мове.
Так ответила мне преподаватель биологии одной из школ г. Червонопартизанск…Преподавание она вела на дактиле (язык для немых детей). Ах, да. Деловодство у нее было на украинском.

Дописати коментар