28.08.15

Два троллинга или может ли один человек остановить войну

Вариант украинский 

Когда я начала писать в «Фейсбуке» и вести свою страницу, я еще не понимала, что такое информационный фронт и информационная война. Для меня война – это выстрелы, орудия, солдаты. Оказалось, современный мир и технологии вплели в единый фронт соцсети, аккаунты, сайты и блоги. Осознав, что за массовостью растиражированных «распятых мальчиков», рыдающих однотипных вдов и «поцриотов», кричащих о немедленной сдаче всех земель украинских, стоят ФСБ и СМИ вражеской страны, я приняла бой. Теперь этой мой фронт и мой блокпост.
Теперь я вижу, что, запустив в «Одноклассники» фейки про голубей-бандероносителей, ежиков-разведчиков, рассказав землякам простым и понятным языком их истории жизни, посмеявшись над их глупыми страхами, доверчивостью к пропаганде, оголив страшные просчеты и ошибки, я проделала огромную работу. Теперь они ровно относятся к агитации и пропаганде. Могут отличить фейк от правды. Сами критикуют СМИ и проверяют информацию. Прививка от «информационной чумки» была осуществлена успешно.
Особо я горжусь проведенной операцией под кодовым названием «Письмо Президенту». Мониторя интернет ресурсы, я заинтересовалась законодательством РФ. Нашла сайт В.В. Путина с манящей кнопкой «Написать обращение». И тут как раз (как дар небес) подвернулась соответствующая жизненная ситуация. Я по просьбе русского летчика-пенсионера, живущего в Украине, написала обращение к ВВП. И он мне ответил. Вернее, не мне, а гражданину Украины, бывшему летчику СССР, ответил сам ВВП. О, как!
Наверное, тонкое чувство юмора, знание закона и желание победить в этой войне дало мне какие-то новые навыки или чутье. «Это знак», – сказала я, и со всей ответственностью и серьезностью написала образец письма Президенту России, используя особо острые вопросы, будоражащие умы и нервы свердловчан.
Поясняю! В Свердловске Луганской области тогда не выплачивали пенсии, люди голодали. Ватники-пенсионеры и власть города, поддержавшая сепаратистов, открыто обвиняла Украину в геноциде, хотя на территории оккупированного города опочленцами были уничтожены банки, не работали милиция, пенсионный фонд, почта. Все финансовые учреждения, включая банкоматы, попросту были разбиты и разграблены. Но люди верили пропаганде. Они верили, что после майского референдума живут в России, ждали русские или украинские или хоть какие-то пенсии, хвалили Россию за помощь и заботу.
«Ах, так, – подумала я, – раз вы верите, что живете в России, то и пенсии вам должен платить ваш любимый Путин». И со всем уважением и памятью к классике жанра, я ударила по клавиатуре. Так, мол, и так, дорогой наш и любимый ВВП, я, пенсионер города Свердловска, когда-то Луганской, а теперь вашей Ростовской области, на референдуме голосовал за присоединение к России, люблю вас и уважаю, укра и хунта не платят мне пенсию, но я и не хочу, хочу вашу русскую, поэтому прошу, как гражданин уже РФ, выплачивать мне пенсию.
Я выложила это в «Одноклассниках» с вопросом: мол, вот, прислали по блату сайт Самого, хочу обратиться, правильно ли написал письмо? Говорят, кто обращался, тому сразу выплатили пенсию, дали гуманитарку, и вообще лично Путин пожал руку. Письмо взорвало соцсети. Автор, пенсионер-шахтер Корякин Иван Ильич, стал героем города. Все копировали текст письма и сайт ВВП. Судя по комментариям под обращением, письма на сайт Президента РФ отправило более 10 тысяч горожан.
В течение трех дней каждому отправителю пришел ответ: «Уважаемый гр-н…, ваше обращение за №… от… было зарегистрировано в Приемной Президента РФ… будет дан ответ». У горожан был праздник. Поздравления, ликования, шампанское, обнималки, смайлики и еще тысячи-тысячи перепостов.
А потом. Потом они начали получать такие же однотипные ответы. «Уважаемый гражданин Украины… Вы проживаете в городе Свердловске Луганской области. Г.Свердловск расположен на территории суверенного государства Украина, где действует пенсионное законодательство Украины. Данная территория не входит в состав РФ. По вопросу пенсионных выплат вам следует обратиться по месту жительства… в Украину».
«Шо за фыгня, – взвыла вата, – это как это не Россия?! Это как это в Украину?!»
«Это подстава, зрада, наши письма перехватили укропы, – подхватили мои друзья, – надо писать еще раз».
И путиноверы и путинолюбы взялись за клавиатуры, ручки и карандаши. Кто-то даже открыл офис «Обращения к Президенту России». Город отвлекся от Украины, распятых мальчиков и грудок снегирей. На кону стояла пенсия и путинопожатие.
Советовались в тех же соцсетях, подсказывали друг другу, что лучше и как виртуозней. Кто-то обвинял РФ в зраде, кто писал, что просит подтвердить идентификацию Президента РФ и проверить на фейковость сайт Президента, кто просто доказывал, что референдум проведен, а значит, теперь платить России, кто-то доказывал, что он житель «Новороссии», и это область в РФ¸ а кто-то просто писал доносы на соседей, прося их расстрелять, а его поощрить. В общем, горожане активно осваивали сайт Президента РФ, соцсети, законодательство и интернет.
Этот «армагеддец» продолжался месяца три. Ответы ВВП «вам в Украину» расходились, как горячие булочки, по информационно оголодавшему городу. Писем к Президенту становилось больше. Об ответах узнавало еще больше. И народ стал задавать вопросы: «за что голосовали?», «был ли референдум?» И делать выводы: «похоже, нас кинули», «нет Новороссии, фикция это».
Я не знала, как это аукнется, но то, что выводы народ сделал, было очевидно.
Аукнулось! Еще как аукнулось! Оказывается, многие из горожан, которые были в подвешенном состоянии, сразу трезво взглянули на ситуацию и до сегодняшнего дня не изменили позиции, что «Донбасс – это Украина» и «в России нас никто не ждет».
 

Вариант российский

Когда я начала писать в соцсетях, то «г.Свердловск», указанный в моем аккаунте, многих вводил в заблуждение. «Что может знать о войне россиянка, – писали мне украинцы-патриоты». «Ребята, изучайте карту Украины, – смеялась я, – Свердловск есть в Украине, в России – Екатеринбург».
На днях писала им письмо. Свердловчанам-екатеринбургцам! С благодарностью за позицию и тонкий троллинг. Да, Россия такая же неоднозначная, неоднородная, разная и загадочная, как и все страны мира.
В Екатеринбурге с помпой, парадом по главной площади, маршем и платочками, провожали на фронт «добробат». Екатеринбуржцы собирали деньги, волонтерили, снабжали, гордились героями.
– Они едут на войну, – с блеском и гордостью в глазах, шептала часть горожан, провожая взглядом камуфлированно-триколорных.
– На какую войну? – недоумевала другая часть горожан, – в России нет войны.
– Как нет, а с Украиной! – отвечали горожане, вытирая платочками слезы умиления, – они едут на Украину, защищать русских и бороться с фашизмом!
– А наших войск на Украине нет, – жестко реагировали другие, – вы что, Путину не верите?
Спор зашел в тупик. Поезд уехал на войну, которой нет, и увез екатеринбургский «добробат» в страну, где нет русских войск.
– Что делать? – спрашивали друг друга те, кто понимал ситуацию, – Выступить открыто? Посадят! Промолчать?! Не можем мы молчать, – решили екатеринбуржцы и написали письмо. Официальное. Согласно букве закона. В прокуратуру города и края. С требованием дать правовую оценку действиям тех, кто финансово помог «добробату» и приобрел снаряжение, и тех, кто, взяв это снаряжение, уехал на войну в чужую страну.
«Наших войск на Украине нет. Это публично заявил Президент РФ В.В. Путин, – написали екатеринбуржцы, – во избежание провокаций против нашего Президента, просим дать правовую оценку законности действий и отправки «добробата» на Украину».
Я даже боюсь представить, что чувствовал прокурор г. Екатеринбурга, получив такое обращение, написанное и зарегистрированное в установленном законом порядке.
Город, как говорится, был слухами полон. Об обращении заговорили, как и о том – «а действительно, куда, ведь русских на Украине нет». Финансисты «добробатов» включили заднюю.
«Не хватало еще, чтобы нам терроризм впаяли и сделали невыездными», – буркнули они, – растворившись в благотворительном мареве концертов художественной самонадеянности.
Из города больше не выехал ни один «добробат».
Источник - farwater.net
Дописати коментар