04.05.16

Вместе весело шагать по войне. О дружбе ОБСЕ и террористов

В этой странной гибридной войне много странного и гибридного. Я много пишу о войне. С первых криков «Путин нас спасет» в моем городе или даже раньше. Я уже и не знаю, как долго пишу. Я даже не помню дат. Все сжалось в один леденящий миг: боль Майдана – захват Крыма – захват Донбасса. В этом миге страх за Украину, обстрелы, бессонные ночи, позывные, координаты, пароли, карты, потеря друзей, которых ты никогда не видел, приобретение друзей, которых ты никогда не видел. А еще родные, ставшие чужими и чужие ставшие родными. Потеря дома. И леденящая тишина в сердце, с которой ты теперь воспринимаешь сообщения земляков о зверствах тех, кто теперь «русский мир» Донбасса.

Иногда я сравниваю себя с фотографом, который делает словесные снимки или патологоанатомом, который препарирует войну. Иногда на моих фото война смеется, иногда смотрит на мир с вызовом, иногда с грустью или любовью, вопрошает, или зло покусывает губы, но чаще, чаще всего война запечатлена в неестественно-застывшей позе. И это не обязательно тело. Нет. Вовсе необязательно умирать, чтобы быть мертвым.
Застывшая мораль, застывшая совесть, застывшая душа, наверное, это и есть настоящая смерть.
Поэтому, по старой традиции, о мертвых или хорошо или никак.
Для меня на этой войне «умерло» много. Вот, например, ОБСЕ. Раньше, до войны, встречаясь с этими людьми, я видела в них Европу и верила, что они могут нам помочь. Советом, подсказкой. Верила, что их миссия наблюдателей важна и нужна. Если Европа видела нас, Украину, Европой, то, почему бы и не подсказать, куда мы идем, как, зачем и с какими товарищами.
Когда я увидела ОБСЕ на границе уже во время военных действий, для меня она, как организация умерла. Впрочем, как и они, люди, служащие и члены этой миссии.
Фото с террористами, пьянки в местных кабаках, отдых в саунах, посещение свадеб и открытое «крышевание» контрабанды, Ахметова и ихтамнетов.
Поэтому сегодня, повествуя о войне, я совмещу все жанры фиксации: фото, слово и анатомию.
На представленных фото (смотрите внизу, после статьи) – представители ОБСЕ жмут руки представителям террористов. Поясню. Эти фото сделаны в момент посещения миссии ОБСЕ «генеральной прокуратуры лнр» и «прокуратур городов лнр».
Для меня сотрудники «прокуратуры лнр», принявшие присягу «народу лнр», поставившие у себя в кабинете флаг террористической организации «лнр», портрет террориста Путина – являются террористами. А для вас?
Здесь, понятное дело, украинцы ответят однозначно, – перешел на сторону террористов, значит террорист, какой бы праведной не была твоя миссия.
Рашисты-новороссы-народы лэнэрии, понятное дело, террористами себя не считают, как и своих вождей, бандитов и их служак.
Ну, о том, что в ВРУ сидят рашисты-новороссы и народы лэнэрии, сообщать не буду (секрет). Хотя, то, что данная группа «граждан Украины» в течение всего периода проведения АТО не удосужилась законодательно признать «л-днр», «новороссию», «армию юго-востока» террористическими организациями, их явно рассекречивает.
Дальше – интереснее. Представители террористов сообщают наблюдательной миссии ОБСЕ об успешной работе «прокураторы лнр» и отсутствии на территории страны «лнр» незаконных вооруженных формирований. И те этот факт фиксируют. Вау! Победа! Служители страны, которой нет на карте, которую не признала даже РФ, сообщают миссии ОБСЕ, о том, что они не террористы, а на их незаконно отжатой территории, где идут боевые действия, нет незаконных вооруженных формирований, а только законная «прокуратура», «милиция» и «армия» «лнр».
Прямая речь (с сайта «генеральной прокуратуры лнр»): «Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ посетила Краснодонскую горрайонную прокуратуру Луганской Народной Республики в составе наблюдателей Лука Коста (Италия), Йозеф Киш (Венгрия), Ива Улманнова (Чехия) и руководителя наблюдателей группы на юге Республики - Славимир Бердак. На интересующие наблюдателей ОБСЕ вопросы ответил прокурор горрайонной прокуратуры, старший советник юстиции - Головачук Александр Николаевич: «Краснодонская прокуратура начала свою работу 12 января 2015 года. В ведомстве удалось сохранить прежний штат специалистов. Большая часть сотрудников осталось в городе во время боевых действий в регионе, и сейчас приступила к выполнению своих служебных обязанностей в полном объеме» - отметил Александр Николаевич.
«На данный момент хотелось бы отметить, что на территории Краснодонского района отсутствуют незаконные вооруженные формирования. Все силовые структуры, которые находятся в регионе, входят в структуру органов власти ЛНР и тесно взаимодействуют в вопросах борьбы с преступностью» - заявил Головачук А.Н.
Наблюдателей Миссии, также заинтересовал вопрос преступности среди несовершеннолетних лиц. «Данный вопрос стоит на контроле нашей прокуратуры, и на сегодняшний момент я могу отметить, что преступлений в отношении несовершеннолетних лиц или преступления совершенные ими же на территории Краснодонского района не зафиксировано. Несмотря на это, мы постоянно мониторим данную сферу правонарушений» - рассказал прокурор горрайонной прокуратуры.
Миссия ОБСЕ в очередной раз убедилась в эффективности работы органов прокуратуры и замечаний к деятельности ведомства не имеет».
Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ посетила все без исключения подразделения «прокуратуры лнр» и нигде не нашла нарушений, а только эффективную работу.
За это время к участию в незаконных вооруженных формирований и боевых действиях (отряды так называемого ополчения) привлечено более 1500 детей.
80% учащихся школ «лнр» 4-11 классов посещают полигоны и стрельбы в рамках патриотического воспитания и начальной учебной подготовки.
80% учащихся школ «лнр» участвуют в митингах и вооруженных парадах с участием членов незаконных вооруженных формирований «лнр».
15% детей, живущих на неподконтрольной Украине, территории являются участниками незаконных военных формирований и принимали участие в боевых действиях.
На оккупированной территории похищено больше 400 несовершеннолетних.
Установлены факты изнасилования 6 несовершеннолетних в возрасте до 12 лет и 21 факт изнасилования несовершеннолетних в возрасте до 18 лет.
О преступлениях против взрослого населения оккупированных территорий, я промолчу. Как и о пыточных, подвалах, похищениях с целью продажи людей в рабство, черным трансплантологам, с целью получения выкупа.
О «незаконных вооруженных формированиях», которых «нет» на территории неподконтрольной Украине, пожалуй, тоже.
А вот о «сохраненных полных штатах городских прокуратур», пожалуй, скажу. В Свердловске, например, на сторону террористов перешло всего 6 сотрудников из четырнадцати.
О работе «прокуратуры лнр» рассказывать можно много и есть, что рассказать. Но сегодня только о хорошем. О специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.
Как видите, на фотографиях счастливые люди, живущие полноценной жизнью. Нет у них войны, террористов. И «лнр» для них законно. Возможно, это и является причиной того, что ВРУ так долго не может определиться с кем ведется антитеррористическая операция и кто террорист.
А ОБСЕ и террористы сделали селфи, обнялись, выпили (думаю, не только чай-кофе) и расстались друзьями.
Ведь так приятно вместе весело шагать по… Войне!
P.S. Ну, о том, что на экс-сотрудников прокуратур Украины, действующих сотрудников «прокуратур» «лнр» не возбуждены уголовные дела ни за участие в террористической организации, ни за предательство Родины, думаю, что уже писать не комильфо, как, впрочем, и о том, что часть из них получает пенсии в Украине.
СБУ и Генпрокуратура, африканского суслика вам в портки! АУ!
 







Дописати коментар